Sceptic-Ratio — научно-познавательный сайт Олега Акимова
    Communis error facit lex — Общая ошибка создает закон

sceptic-ratio: новый взгляд sceptic-ratio

© О.Е. Акимов 2006 – 2018
sceptic-ratio – O.E. Akimov    
Новый
взгляд
Skeptik — это не тот, кто всё отрицает и без разбора ничему не верит, а тот, кто всё критически осмысливает. Помните, первоначальный смысл греческого слова skeptikos — исследующий, рассматривающий.
 
 


 

Уважаемые посетители!

Старый адрес Главной страницы был

http://sceptic-ratio.narod.ru

Новый адрес Главной страницы стал

http://sceptic-ratio.com

Обратите внимание, здесь нет слова "narod", а также изменено расширение "ru" на "com". Все новые страницы теперь будут появляться здесь, на новом сайте. Прежний контент не меняется и остается на старых адресах. В дальнейшем заходить на старую "кухню" не планирую. Адрес электронной почты изменился:

e-mail:

oeakimov@gmail.com

Акимов Олег Евгеньевич



На адрес старого сайта мне не пишите.



 
 
 
 
 

Презентация

Sceptic-Ratio Олег Акимов КП-176 УСС-52

Часть 52

УСТРОЙСТВО СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ

Олег Акимов



https://youtu.be/J_nBwcYWgjw

Вернемся к теме файла КП 174, чтобы дополнить его рассказом о шестом спутнике Юпитера Европе.

Итак, время от времени на Европе бьют гейзеры. Диктор что-то сказал о мощном гравитационном поле Юпитера. Но спутник вращается почти по строго круговой орбите. Вопрос: поле действует постоянно, а гейзеры то действуют, то действовать перестают. И потом, почему гейзеры бьют только на южном полюсе Европы, хотя максимальный градиент тяготения должен проходить через прямую соединяющую ядра двух космических тел Юпитера и Европы.

Не потому ли, что ядро шестого спутника Юпитера время от времени сильно разогревается. Внутри этого планетоида создается давление, которое приводит к извержению огромного объема океанической массы воды по перпендикулярному направлению к указанной выше линии. Выброс воды приводит к равновесию тесно связанной системы Юпитер - Европа. Система успокаивается, разогрев внутренностей Европы прекращается, гейзеры исчезают.

Таким образом, мы имеем дело с правилом буравчика, когда движение спутника по круговой орбите вокруг Юпитера приводит к поступательному движению воды в виде гейзеров, бьющих со стороны южного полюса Европы.

Эта причина будет подтверждена или опровергнута скоро, когда шестой спутник Юпитера посетит аппарат Европа Клиппер.


*
*   *

Один из посетителей моего видеоканала оставил ролик в котором рассказывается об установке, которая черпает энергию из эфира, космоса, вакуума или даже из ничего. Ролик был снабжен надписью: "Смотрите пока не удалили. Магнитный Вечный Двигатель проработал непрерывно 5 часов".

Сейчас этот ролик удален, но я успел его скопировать. Он заставил меня вспомнить несколько фактов из своей жизни.

В 1991 году я вместе со своим другом Алексеем Григорьевичем Замятиным, проживавшем в то время в Свердловске (ныне Екатеринбург) участвовал в Международной конференции, которая называлась «Проблемы пространства и времени в естествознании». Конференция проходила с 16 по 21 сентября 91 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербурге), где выступил Стефан Маринов.

Во время выступления Маринова неожиданно для меня на сцену конференц-зала выбежал Замятин и стал что-то активно возражать докладчику. Докладчик слегка опешил.

В зале был установлен микрофон. Я подошел к микрофону и спросил Замятина, не знает ли он кого-нибудь, кто, как и он, вывел формулу, правильно описывающую классический эффект Доплера. Замятин задумался. Тогда я ему подсказал: "Точно такую же формулу, как и вы, Алексей Григорьевич, вывел болгарский физик Стефан Маринов. Вы его знаете?" "Нет", — сказал Замятин. "Так познакомьтесь с ним" — сказал я ему и показал на докладчика. Замятин обернулся к Стефану и расплылся в улыбке. Через несколько минут он прекратил дискуссию, освободил кафедру и занял своё место в конференц-зале. Позже и подошел к Стефану Маринову и долго беседовал с ним. Он превосходно говорил по-русски.


*
*   *

Стефан МАРИНОВ

(Stefan MARINOV)

1931 - 15.07.1997

Болгарский гений, физик профессор Стефан МАРИНОВ в последние годы своей жизни работал в Австрийском городе Грац.

Он описал явление двухкомпонентности магнитного поля, то есть наличия кроме известного векторного магнитного поля еще и скалярной составляющей. На основе своей теории он построил ряд экспериментальных приборов, среди которых "мотор Маринова".

Ему принадлежит открытие способа определения абсолютного движения Земли в эфире. Им определена скорость этого движения - 360+- 30 км/с. Этим своим экспериментом профессор Маринов полностью и окончательно опроверг эйнштейновскую СТО, показав, что скорость света складывается по закону Галилея.

Измерив скорость света в одну сторону профессор Маринов показал всю лживость постулатов СТО.

В течение длительного времени, в 1970-1980-х годах, Стефаном Мариновым была осуществлена целая серия различных экспериментов по измерению однонаправленной скорости света по методикам, принципиально отличающимся от идеи эксперимента Майкельсона - Морли. Результаты экспериментов С. Маринова с вращающимися дисками свидетельствуют в пользу факта движения Земли в абсолютном пространстве (т.е. относительно неподвижного эфира) со скоростью порядка 360 км/с. Свой фундаментальный эксперимент проф. Маринов осуществил в 1979 году в Брюсселе [1, 2].

Авторское наименование эксперимента - “coupled mirrors” experiment (эксперимент со связанными зеркалами). Следует признать, что в техническом отношении эксперимент весьма сложен и требует тщательной настройки как механических, так и оптических систем аппаратуры. Основная идея заключается в регистрации изменения скорости прохождения луча света заданного расстояния между двумя синхронно вращающимися зеркалами. При этом С. Мариновым было установлено, что скорость света, измеренная вдоль выбранного направления на земной поверхности, различна в разное время суток (а значит, - при разной ориентации относительно абсолютного пространства).

По мнению С. Маринова, “в последнее время, точнее - десятилетия, постулат Эйнштейна о постоянстве скорости света вдоль всех направлений в любых инерциальных системах отсчета приобрел столь устойчивую популярность, что для большей части физиков эта проблема оказалась закрытой, как, скажем, проблема вечного двигателя. Тем не менее, до настоящего времени экспериментального доказательства этого эйнштейновского постулата в пределах первого порядка точности в отношении v/c нет. Исторический эксперимент Майкельсона - Морли, обеспечивающий неприкосновенность догмы о постоянстве скорости света, дает, как известно, точность второго порядка в v/с, но эффекты первого порядка, на самом деле, при этом не могут быть обнаружены. Таким образом, отрицательные результаты опыта Майкельсона - Морли не могут трактоваться как решающее доказательство в пользу концепции постоянства скорости света”.

Обнаруженная анизотропия позволяет выделить направление, совпадающее с направлением движения солнечной системы относительно фонового микроволнового радиоизлучения Вселенной (реликтового фона). Практически каждый год физики находят все новые и новые подтверждения открытиям Стефана Маринова, например, в 2007 году была найдена анизотропия скорости света по отношению к фоновому космическому излучению (CMB) по Комптон-эффекту [10]

Стефан Маринов явился основателем и директором Института фундаментальной физики в г. Грац (Австрия).

Свои исследования С. Маринов завершить не успел. 15 июля 1997г. профессор Стефан Маринов погиб, будучи по одной из версий, выброшенным неизвестным из окна университетской библиотеки в центре г. Грац [3, 4, 5], по другой, согласованной с местными властями - покончил жизнь самоубийством. Странным является поведение полиции, которая не сообщила родственникам Маринова о его смерти, хотя все координаты их имелись в полиции [4]. Его сын - замминистра промышленности Болгарии М. Маринов узнал о гибели отца от его друга только через 2 недели, когда проведение судмедэкспертизы уже проблематично. Преступника не нашли, а дело закрыли, как это было уже не раз в случаях покушения на жизнь изобретателей, опровергавших догматы эйнштейновской теории.


*
*   *

Экспериментальные нарушения принципов относительности, эквивалентности и сохранения энергии

Стефан МАРИНОВ

Институт Фундаментальной Физики

Морeлленфельдгассе 16, А-8010 Грац, Австрия

Теперь можно рассмотреть несколько экспериментов, осуществленных мною, которые легитимируют абсолютную пространственно-временную теорию и выбрасывают за борт всю теорию Эйнштейна.

ОПТИЧЕСКИЕ ИЗМЕРЕНИЯ АБСОЛЮТНОЙ СКОРОСТИ ЗЕМЛИ

Во всех экспериментах по измерению световой скорости измеряется сумма скоростей света на определенном участке пути "туда и обратно", так что если скорость света "туда” больше на величину скорости лаборатории и "обратно" на ту же величину меньше, то средняя скорость, которая на самом деле при таком эксперименте измеряется, остается величиной постоянной.

Рис.1. Опыт Физо, 1849.

На рис.1 показана схема подобного эксперимента. Свет от источника S, проходя через полупрозрачное зеркало N, "нарезается" на куски вращающимся зубчатым колесом С, покрывает расстояние d до зеркала М, возвращается обратно, снова проходит через прорези вращающегося колеса С и, отражаясь от полупрозрачного зеркала N, доходит до наблюдателя О. Если за время прохождения пути d туда и обратно колесо поворачивается с прорези на, зуб, то наблюдатель света видеть не будет. Разделив расстояние 2d на время, за которое колесо поворачивается с прорези на зуб, получаем скорость света.

Такой эксперимент впервые провел Физо в 1849-ом году. Сегодня люди проводят сотни тысяч подобных измерений за день, так как на Земле функционируют сотни тысяч радаров. Однако, никто (повторяю, никто, никто, никто) не постарался измерить скорость света в одном направлении, хотя такой эксперимент предложили еще Майкельсон и Морли в их известной статье 1881 года, где они сообщают о нулевом результате, полученном при попытке определения абсолютной скорости Земли с помощью Майкельсонова интерферометра.

Суть подобного эксперимента настолько проста, что даже ребенок, разобравшись в эксперименте Физо, может его предложить. Однако, как это ни странно, никто в мире не взялся такой эксперимент поставить, тем более что технических трудностей не так уж много.

На рнс.2 показана схема эксперимента, при помощи которого я измерил разность световых скоростей в двух противоположных направлениях [5, стр.68]. Свет от лазера разделяется полупрозрачным зеркалом на два пучка, которые, отражаясь от еще пары зеркал, проходят в противоположных направлениях расстояние между двумя синхронно вращающимися дисками с дырами по периферии (на рисунке источники света S1 и S2 показаны как независимые). Первым вращающимся диском свет нарезается на куски. Второй вращающийся диск пропускает большую часть куска, если скорость света в этом направлении большая, соответственно, меньшую часть куска, если скорость света в этом направлении меньшая.

Рис.2. Эксперимент со связанными затворами для измерения скорости света в одном направлении.

Так как расстояние между дисками нельзя сделать очень большим (Физо работал при базисном расстоянии d=8 км), то световые куски, движущиеся с большей скоростью, проходят через второй диск только чуть-чуть длиннее, чем куски, движущиеся в обратном направлениис меньшей скоростью. Однако, если за "вторым" диском поставить, чувствительные фотодиоды, то из разности генерируемых ими токов, измеряемой на гальванометре, можно определить проекцию абсолютной скорости лаборатории по направлению оси аппарата. Я назвал этот эксперимент "экспериментом со связанными затворами" (coupled shutters experiment). Вот вся его теория и исполнение:

Вал вращается электромотором, поставленным в середине вала (на рис.2 мотор поставлен в левом конце вала). Расстояние между центрами периферийных дыр и оси вала R (12 см), а расстояние между дисками d (120 см). Взаимное положение обоих дисков на валу и направление лазерных пучков устанавливаются так, что когда вал в покое, световой пучок, проходящий целиком через ближнюю дыру, освещает половину дальней дыры. Так как при вращении световым импульсам, нарезанным ближней дырой, нужно известное время, чтобы достичь дальней дыры, с увеличением скорости вращения все меньше и меньше света пройдет через дальнюю дыру, если она "убегает" от пучка и, наоборот, все больше и больше света пройдет через дальнюю дыру, если она "прибегает" к пучку. Для краткости, дыры в первой позиции я называю "убегающими" н дыры во второй позиции "прибегающими".

Допустим, что дыры на вращающихся дисках прямоугольные и что лазерные пучки имеют прямоугольное сечение и равномерную освещенность в сечении (эти ограничения, облегчающие нам вычисления, не влияют на вид окончательной формулы). Ток I, генерируемый каждым из фотодетекторов, будет пропорционален ширине светового пятна на его поверхности, b, когда вал вращается, т.е. I ~ b. Когда скорость вращения возрастает на ΔN об/сек, ширина светового пятна за "убегающей" дырой станет b-Δb, тогда как ширина светового пятна за "прибегающей" дырой станет b + Δb, и соответствующие токи будут равны I - ΔI ~ b - Δb, I + ΔI ~ b + Δb, так, что db = b(ΔI/I), (42)

где dI - половина измерения разности токов, производимых обоими фотодетекторами в этом случае.

Если вращать вал сначала с ΔN/2 об/с в одну сторону, а потом с ΔN/2 об/с в другую сторону, то это соответствует изменению угловой скорости на ΔN. Так как

db = (d/c)2ПΔNR, (43)

мы получим для скорости света в одном направлении

(44)

Если скорость света в одну сторону c-v, а в другую c+v, то изменения токов будут соответственно, dI + δI и ΔI - δI, и мы будем иметь

(45)

Из этих двух уравнений получаем окончательный результат:

v = (δI/ΔI)c (46)

Метод измерения токов ΔI и δI состоит в следующем. Изменяется скорость вращения вала на dN (400 об/с) и измеряется изменение тока ΔI ~ ΔI +- δI, производимого каждым из фотодетекторов.

Потом измеряется разность 2δI этих двух изменений токов. Я провел оба измерения дифференциальным методом, пропуская через гальванометр разность токов, генерируемых обоими фотодетекторами. Чтобы измерить 2ΔI, я ставил диски так, чтобы дальние дыры для одного светового пучка были "убегающими", а для другого "прибегающими". Чтобы измерить 2δI я ставил диски так, чтобы дальние дыры для обоих пучков были либо "убегающими", либо "прибегающими".

Измерение разности токов 2ΔI делалось однократно и я получил 2ΔI=105 мкА.

Измерение разности токов 2δI я проводил с 9-го по 13-е февраля 1984 г. в Граце (φ =47°, λ=15°26'), делая замеры круглосуточно каждые два четных часа. Так как я делал эксперимент один, некоторые часы в некоторых днях пропускались. Ось аппарата была поставлена по направлению "север-юг", и на полученном за эти пять дней квази-синусондальном графике я отметил две максимальных разности токов (2δI)а=-120 нА и (2δI)b=50 нА в соответствующих стандартных часах времени, tst, которые (вместе с оцененными мною вероятными погрешностями) соответствовали двум максимальным за сутки проекциям абсолютной скорости Земли по оси аппарата

(47)

Когда 2δI имеет экстремальное значение, абсолютная скорость Земли лежит в плоскости лабораторного меридиана (рис.3). Компоненты скорости, направленные на север, принимаются положительными, а компоненты скорости, направленные на юг - отрицательными. Я отмечал через va ту компоненту скорости, чья алгебраическая величина меньше. Когда оба пучка света проходят через "убегающие" дыры, тогда, в случае, что компонента абсолютной скорости направлена на север, "северный" фотодиод производит меньше тока, чем "южный" фотодиод (по отношению к случаю, когда компонента абсолютной скорости перпендикулярна к оси аппарата). Нужно отметить, что на рис.3 обе компоненты скорости направлены на север и положительны, но в действительности компонента va была отрицательна.

Рис.3. Абсолютная скорость Земли и ее компоненты в горизонтальной плоскости в момент, когда абсолютная скорость параллельна меридианной плоскости.

Как видно из рисунка 3 обе компоненты абсолютной скорости Земли в горизонтальной плоскости лаборатории, va и vb связаны с модулем абсолютной скорости v следующими зависимостями:

(48)

где ф - географическая широта лаборатории, а δ - склонение апекса абсолютной скорости. Из этих формул получаем:

(49)

Очевидно апекс абсолютной сорости v направлен к меридиану va. Следовательно прямое восхождение апекса равняется местному звездному времени регистрации va. Так как точность определения момента регистрации va была +-1h, то было достаточно вычислить (с точностью не выше +-5 мин) звездное время tsi для меридиана, где местное время то же, что и стандартное время регистрации, принимая во внимание, что звездное время в среднюю полуночь следующее:

22 сентября - 0h 23 марта - 12h
22 октября - 2h 23 апреля - 14h
22 ноября - 4h 23 мая - 16h
22 декабря - 6h 22 июня - 18h
21 января - 8h 23 июля - 20h
21 февраля - 10h 22 августа - 22h

Местное звездное время регистрации va (т.е. прямое восхождение апекса абсолютной скорости) было вычислено следующим способом, так как за день звездное время возрастает на 4 минуты (по отношению к солнечному времени), звездное время в полночь 11 февраля (день, являющийся средним в серии моих измерений, который следует через 21 день после полуночи 21-го января) было 8h+1h24m = 9h24m. В 3h средне-европейского времени (то есть стандартного времени Граца) 11 февраля местное звездное время на 15° меридиане было 9h24m+3h= 12h24m. На меридиане Граца звездное время было 12h24m+2m=12h+26m≈l2,5h и это было прямое восхождение апекса абсолютной скорости. Подставляя теперь значения (47) в формулы (49), я получил для модуля абсолютной скорости Земли и для экваториальных координат ее апекса

v = 362 ± 40 км/сек , δ = -24° ±7°, а = (tst)a = 12,5h ± Ih (50)

Отмечу в конце (см. рис.2), что эксперимент со связанными затворами можно проделать при помощи микрометрических винтов V1 и V2, изменяющих длины путей световых импульсов между дисками, используя гальванометр, измеряющий разность токов, генерируемых фотодетекторами, только как нулевой инструмент. Легко видеть, что если при данном положении аппарата установим нулевой ток в гальванометре, когда длины путей световых импульсов равны соответственно d1 = d+a, d2 =d+a, где а - удлинение путей из-за отклонений, то если повернем ось аппарата на 180°, чтобы ток остался нулевым, нужно будет изменить длины путей световых импульсов на

d1́ = d(l-2v/c)+a, d2΄=d(l+2v/c)+a

(в случае, если проекция абсолютной скорости лаборатории по оси аппарата, v, направлена слева направо на рис.2) или же одним из микрометрических винтов изменить длину одного из путей на Δd = d΄2 - d΄1 = 4(v/c)d. (51)

Для v = 300 км/сек и d = 120 см будем иметь Δd = 4,8 мм.

В 1973 г. в Софии я проделал "девиационный эксперимент со связанными зеркалами" [10]. Он был не очень точен и я измерил только максимальную проекцию абсолютной скорости Земли по оси аппарата (чей азимут был 84°), получив величину v = 130± 100 км/сек.

В 1975/76 г.г. в Софии я проделал "интерференционный эксперимент со связанными зеркалами [11], который был гораздо точнее. Проводя измерения в течение шести месяцев, я получил для модуля абсолютной скорости Солнца v=303±20 км/сек и для экваториальных координат ее апекса 8=-23°±4°, α = 13h23m±20m


*
*   *

Неужели никому на ум не приходили эти кольца, никто не вывел истинную (уточненную) формулу доплер-эффекта классической физики и на этой основе не попытался объяснить эксперимент Майкельсона – Морли? Нет, такие люди были и двух физиков я лично хорошо знал. Независимо и задолго до меня уточненная формула, описывающая классический доплер-эффект, были получены Алексеем Григорьевичем Замятиным (1924 – 1992), проживавшем в Свердловске (ныне Екатеринбург). Незадолго до его смерти мы с ним встретились на Международной конференции «Проблемы пространства и времени в естествознании», проходившей с 16 по 21 сентября 1991 г. в Ленинграде (Санкт-Петербурге), но узнал я о нем раньше при следующих обстоятельствах. Весной 1990 г. я познакомился с проф. П.Ф. Паршиным, заведующим кафедрой физики Академии гражданской авиации, который в то время плотно сотрудничал с Л.А. Победоносцевым. Они повторили эксперимент Айвса и Стилуэла 1938 г., а результаты опубликовали в «Журнале технической физики» (Т. 59, вып. 3, с. 84 – 89; их данные приведены в табл. 4.2). Паршин вручил мне оттиск статьи с надписью: «Уважаемому Олегу Евгеньевичу на добрую память от автора. Подпись. 20. 03. 90». Я поблагодарил его за такой ценный для меня подарок и указал ему на свою формулу Доплера, по которой необходимо было производить все их расчеты. Он абсолютно не воспринял мою аргументацию, хотя я оставил ему на целый месяц свою диссертацию «Анализ ошибок метанаблюдателя» (1989), где все подробно объяснялось.

Но вот неожиданно, передав мне кое-какие свои наработки, он предложил мне написать совместную статью в «Пулковский сборник» на тему распада движущегося тела на две частицы. Внимательно ознакомившись с материалами, я откровенно сказал ему, что никакой статьи здесь получиться не может. В его математических и физических изысках я обнаружил знакомый мне до боли дух спекуляций, так что о моем научном сотрудничестве с ним не могло быть и речи. Каково же было мое удивления, когда он принес ответственному секретарю Редколлегии сборника А.А. Ефимову свою статью под названием «Об эффекте Доплера в оптике». В начале статьи он «вымучил» из частицы, распавшейся на две частицы, мою формулу для доплер-эффекта, нагрузив ее каким-то странным параметром q, а затем реализовал мою табл. 4.2, рассчитанную, однако, уже не для углов 77° и 257°, а для 45° и 225°. Никаких ссылок он в своей статье, конечно, не делал – и, думаю, слава Богу, так как более несуразной научной статья я в жизни не читал. Например, сравнивая релятивистскую и «нашу», т.е. новую классическую формулу, он написал: «В релятивистской теории изменение длины волны обусловлено увеличением периода колебаний движущегося атома по сравнению с неподвижным [?], а в нашем подходе этот эффект вызван потерей части энергии перехода между уровнями на отдачу атома, т.е. на увеличение скорости атома после выброса фотона [??]» . Вот, как смешно может получиться, когда даже очень правильная формула влетит не в ту голову.

Однажды дома у Паршина я случайно увидел книгу А.Г. Замятина «Эффект Доплера», выпущенную в 1989 г. в Свердловске тиражом в 100 экземпляров, которую он не читал. В ней, к своему глубочайшему изумлению, я обнаружил свою уточненную формулу для эффекта Доплера. По приезду домой (тогда в г. Комсомольск-на-Амуре) я написал Замятину письмо, где рассказал ему о своих достижениях. Он быстро ответил мне; его письмо хочу привести полностью, так как позже, на конференции 1991 г. встал острый вопрос на тему, кем впервые у нас в стране была выведена уточненная формула, описывающая классический эффект Доплера. Вот его ответ:

«Уважаемый Олег Евгеньевич! Получил Вашу статью "Уточнение формулы, описывающей доплер-эффект" и письмо, на которое даю ответ.

Ознакомившись с Вашей работой, могу сказать, что Вы совершенно правильно понимаете принципиальную сторону физических процессов в таутохронных системах, к каким относится оптическая система Майкельсона – Морли. Отрицательные результаты их вполне закономерны; они единственно показывают, что свет имеет такую же волновую природу, как и звук. Можно было бы имитировать оптическую систему звуковой и она дала бы точно такие же отрицательные результаты.

И главное, что привлекло меня в вашей статье – это закономерность изменения длины волны в поле сферических волн в субстанциальном доплер-эффекте:

l' = l( – bcos q). (1)

Вот эта формула, выведенная еще в 1957 году, и является причиной всех моих бед. Дело в том, что она, во-первых, показывает несостоятельность "классической" формулы, связанной с именем Лоренца: l' = l(1 – bcos q), принятой без доказательства, как самоочевидной, и на которой спекулируют релятивисты, т.к. она в состоянии описать поперечный эффект. А, во-вторых, она говорит, что поперечный эффект

, (2)

ничем не отличается от других эффектов и не имеет ничего общего с изменением темпа времени в движущихся системах координат. Причем, подчинясь одной и той же закономерности, этот эффект присущ полям любого происхождения.

Таким образом, признать формулу (1) означает показать истинную сущность релятивистского вымысла, именуемого теорией относительностью. По этому вопросу с 1962 г. [у меня] идет спор с Комитетом по делам изобретений и открытий. Общий закон эффекта Доплера выводится самыми разными способами, которых мне известно около двадцати. И оказалось, что никакие самые строгие теории доказательства и неопровержимые экспериментальные подтверждения не играют никакой роли. Борьба здесь не имеет никакого отношения к науке.

По этому вопросу у меня написаны три брошюры: "Таутохронные оптические системы", "Принцип близкодействия" и "Эффект Доплера". Последнюю я Вам высылаю, где более или менее подробно излагается теория эффекта Доплера, основанная на принципе близкодействия, который привел к теории электромагнитного поля Максвелла. Эта брошюра написана в популярной форме в расчете на учителей средних общеобразовательных школ и техникумов. Поэтому она должна читаться, мне кажется, легко, особенно, теми, кто занимается анализом эффектов в полях движущихся источников. Думаю, что в этом вопросе мы найдем общий язык.

С уважением, А. Замятин. P.S. Мне приходится выкупать свою книгу, которая обходится примерно в 3 рубля. 11.07.1990 г.».

Между тем Паршин рассказал мне, что здесь же, в его городе проживает доцент Ленинградского кораблестроительного института Евгений Петрович Колоколов, который работает примерно в том же направлении, что и я. Личные отношения у него с Паршиным не сложились, но его номер телефона у него был. Колоколов оказался старым человеком (1913 г. рождения), всю жизнь занимающимся вопросами, связанными с эффектом Доплера. Во время войны он служил в войсках связи и там, помимо всего прочего, решал вопросы пеленгации вражеских самолетов, основываясь на эффекте Доплера. Колоколов задолго до меня тоже пользовался правильной формулой. Во время пребывания в Ленинграде, мы подробно обсуждали указанные проблемы и никогда, вплоть до Международной конференции, он не говорил о Замятине. Колоколов подарил мне «Пулковский сборник», где была публикована его статья «К теории опыта Майкельсона – Морли». В этой статье присутствует главный вывод, который отчетливо понимал и Замятин: «Теория и практика эффекта Доплера достоверно и однозначно указывают на невозможность регистрации скорости установки, на которой закреплены источник и приемник колебаний. Столь же достоверной должна быть теория опыта Майкельсона – Морли, основанная на физически очевидной предпосылке о необходимости учета движения источника» . Колоколовский анализ формул отличается от моего и замятинского, в частности, он ввел искусственный параметр «коэффициент преломления», обусловленный движением источника. В этой статье имеется ссылка на более раннюю работу: Е.П. Колоколов «О преобразованиях параметров полей при движении их источников и приемников». В сб.: «Авторефераты докладов, прочитанных на заседаниях секции физики с 29 марта по 20 декабря 1965 г. МОИП». – М., 1967.

Во время Международной конференции я проживал в гостинице вместе с Замятиным. При первом же разговоре с ним он рассказал мне, что в 1967 г. он передал свою статью с уточненной формулой Доплера в Редакционно-издательскую комиссию астрономической секции ЛО ВАГО, председателем которой был А.А. Ефимов. Ефимова и Колоколова связывала многолетняя дружба, поэтому первый передал второму, как специалисту в области доплер-эффекта, статью Замятина на рецензирование. Колоколов, по словам Замятина, написал отрицательный отзыв и статья не была опубликована. Между тем в 1968 г. сам Колоколов публикует в Трудах Ленинградского кораблестроительного института, в. 65, 1968 г. формулу Замятина. Естественно, Замятин возненавидел Колоколова, поскольку посчитал, что тот его просто-напросто обокрал. Страшная обида, нанесенная одним физиком другому, дала о себе знать по прошествию многих лет. На конференции Замятин стал распространять ксерокопии двух своих статей, опубликованных в Трудах Челябинского института МЭСХ (в. 31, Челябинск, 1968): «Теоретическое исследование формы центральных полей движущихся источников» и «О кинетических эффектах в центральных полях», уверяя участников конференции в том, что именно он является первым открывателем истинной формулы Доплера. Колоколов, напротив, говорил, что у него самого украли идеи и публиковали в различных изданиях без всяких ссылок (он называл мне несколько имен и показал их статьи).

Работа Колоколова 1974 г. «К теории опыта Майкельсона – Морли» была напечатана под грифом: «Статья печатается в дискуссионном порядке». Тем не менее она вызывала сильное недовольство начальства. В конце концов, председатель Редакционно-издательской комиссии Ефимов за статьи Колоколова и подобные ей был снят с должности, пострадали также и другие сотрудники Пулковской обсерватории. Особенно тяжелые времена для Колоколова и его друзей наступили в начале 80-х годов. Чтобы читатель мог проникнуться атмосферой тех лет, приведем строки из двух документов:

«Телеграмма от 22 сентября 1982 г. Ленинград, 164, Пулково, Обсерватория, Звереву М.С. В связи с серьезными ошибками, допущенными при подготовке сборника ВАГО "Проявление космических факторов на Земле и звездах", Отделение общей физики и астрономии АН СССР считает невозможным выпуск этого сборника и требует принять меры к уничтожению тиража. Напоминаем, что выпуск издании с грифом Академии наук СССР или ее институтов должен согласовываться с соответствующим отделением АН СССР. Академик А. М. Прохоров».

Ответное послание: «18 октября 1982. Академику-секретарю ООФА АН СССР академику А. М. Прохорову от председателя ЛО ВАГО члена-корреспондента АН СССР М.С. Зверева.

Глубокоуважаемый Александр Михайлович! С большим удивлением я получил Вашу телеграмму, фотокопия которой прилагается. Мы узнали, что такую же телеграмму получила типография, где уже напечатан и переплетен весь тираж сборника ВАГО № 9 «Проявление космических факторов на Земле и звездах» Наша редколлегия сразу обратилась в типографию с просьбой задержать уничтожение тиража сборника до окончательного решения этого вопроса.

Мне и нашей редколлегии непонятно, какие «серьезные ошибки» были допущены при подготовке этого сборника. Ведь для всех его статей еще в 1980 г в Ленинграде было получено по две рецензии. Потом независимое дополнительное рецензирование сборник прошел в Москве – в Центральном совете ВАГО, при этом три статьи вызвали возражения. При окончательном обсуждении одну из статей (автора тов. Лючина из Севастополя) редколлегия из сборника исключила. Статью об аберрации (автор – радиофизик, канд. тех. наук Е.П. Колоколов) редколлегия оставила с примечанием «печатается в дискуссионном порядке», а статью пулковского астронома канд. ф.-м. наук Г.Я. Васильевой, после небольшого дополнения, оставлена в сборнике (в ней дан краткий обзор докладов, сделанных на совещании 1976 г в Пулковской обсерватории на тему «О воздействии планет на солнечную активность, космические лучи и сейсмическую активность Земли»). Прочие 18 статей сборника никаких возражений рецензентов не вызвали.

В результате сборник был сдан в типографию в установленном порядке т.е. после его прохождения через все необходимые инстанции... М. Зверев» .

Как можно пострадать за критику теории относительности, мне объяснять не нужно. Я сам чуть было не лишился осенью 1987 г. ученого звания кандидата физико-математических наук, когда мой оппонент узнал о моих работах по критике теории относительности. В 1989 г. я набрался нахальства, подготовил диссертацию на тему «Анализ ошибок метанаблюдателя» на соискание ученой степени доктора философских наук и послал ее в Институт философии АН СССР. На предварительной защите в Отделе философских проблем естествознания интересной научной дискуссии, мягко говоря, не получилось, зато я узнал от коллег из Академии наук о себе много любопытного. Проблему конфронтации внутри научного сообщества мы затронем позже, а сейчас в продолжении начатой темы добавлю, что на конференции 1991 г. мною было затрачено немало усилий для примирения Колоколова с Замятиным.

Колоколов жил дома, но во время работы конференции регулярно приезжал в гостиницу, в трех конференц-залах которой проходили заседания секций Второй Международной конференции по пространству и времени. Он не разговаривал с Замятиным и избегал встречи с ним. Однажды на перерыве мне все же удалось свести их вместе, однако разговора не получилось: два обиженных друг на друга старика холодно поздоровались, обменялись несколькими ничего незначащими фразами и разошлись, атмосфера встречи была крайне скованной. Один на один Колоколов клялся мне, что рассказанный Замятиным эпизод искажен. Да, говорил он, статья Замятина присылалась в Ленинград, но он лично никакого отношения к ее запрету на публикацию не имел. В редакцию приходили сотни статей, большинство из них, конечно, отвергались и не только потому, что они были слабыми. Редакционная коллегия стремилась опубликовать прежде всего статьи «своих» авторов, другие статьи отвергались только потому, что их авторы были «чужаками». Последний довод мне хорошо понятен, так как мой доклад, как и доклад Замятина, по окончанию конференции опубликован не был.

Ленинградские антирелятивисты первенство открытия формулы признавали за Колоковым, ссылаясь на его доклад 1965 г., сделанный в Московском обществе испытателей природы; у Замятина же, говорили они, формула впервые была опубликована в 1968 г. Однако я думаю иначе: МОИП депонировал короткие авторефераты докладов, прочитанные за девять месяцев 1965 г., была ли там действительно опубликована уточненная формула – это еще вопрос. Колоколов почему-то не сделал копии с депонированного автореферата: ни я, ни Замятин его не видели, хотя по столь принципиальному вопросу он обязан был сделать запрос для получения копии. Последний раз я видел Колоколова на Третьей Международной конференции по вопросам пространства, времени и гравитации, проходившей в Санкт-Петербурге с 23 по 28 мая в 1994 г.; ему шел 81 год (Замятин к этому времени умер). Я попросил его ради исторической справедливости, как говорится, положа руку на сердце, сказать правду, кто первый написал формулу. Он твердо ответил: «Не Замятин!».

В том, что Замятин не был вполне самостоятельным при разработке теории доплер-эффекта, меня убедило и другое обстоятельство. Еще во время конференции 1991 г. я настойчиво расспрашивал его об экспериментах по проверке уточненной формулы в акустическом диапазоне. Он говорил мне, что эксперименты проводились в 1968 г. на кафедре физики Челябинского институт МЭСХ (зав. кафедрой Г.Д. Ломакин), причем Замятин представил дело так, что все эксперименты проводились «в связи с опубликованием рассматриваемой здесь формулы» . Чтобы мне потом можно было квалифицированно ссылаться на проведенный опыт, я спрашивал его, какая использовалась схема эксперимента, частота звуковых колебаний, скорость движения источника и приемника и т.д. Но ни на один поставленный вопрос он не дал ответа. В его книгах также отсутствуют какие-либо данные на сей счет, из чего я сделал вывод, что скорее всего к эксперименту он не имел никакого отношения. Люди, проводившие опыты по обнаружению поперечного акустического доплер-эффекта, знали о нем не от Замятина. Таким образом, мне не удалось установить, кто же первый – Замятин, Колоколов или кто-то третий – открыл уточненную формулу по эффекту Доплера. Между тем этот факт весьма важен с точки зрения истории науки, которая меня всегда интересовала. Любопытно проследить, когда и сколько раз зарождалась та или иная идея, при каких обстоятельствах это происходило, как она была воспринята современниками, каковы механизмы ее передачи будущим поколениям. Что может быть еще более фундаментальным в сегодняшней науке, как не открытие новой уточненной формулы доплер-эффекта, которая ставит крест на теории относительности?

Я отлично помню, как зимой 1989 г. (даты не помню), после напряженного осеннего семестра у меня появилось много свободное время для обдумывания любимой темы. Анализируя эксперимент Майкельсона – Морли, над которым я размышлял на протяжении нескольких лет, мне удалось вывести уточненную формулу Доплера. Формула появилась поздно вечером, около полуночи, хотя первая мысль о ней промелькнула у меня еще днем, когда я смотрел на лист бумаги, где была вычерчена схема хода лучей в интерферометре на фоне трех волновых фронтов (рис. 7.6). Этот лист валялся у меня на рабочем столе в течение нескольких месяцев. Разглядывая его днем, я как-то неожиданно понял, что воочию вижу поперечный эффект Доплера, которого по логике классической физике быть не должно. Я сразу решил, что он, очевидно, имеет место, если длина волны сопоставима с расстоянием между источником и приемником волновых колебаний. Помню, у меня затеплилась надежда, что при этих условиях окажется в силе релятивистская формула доплер-эффекта. Вычертив треугольника, я затем довольно долго провозился с выводом формулы, так как напрочь забыл про теорему синусов. Позднее догадался, что уточненная формула, хотя и не совпадает полностью с релятивистской, все же объясняет очень и очень многие недоразумения специальной теории относительности. Потом стало ясно, что формула верна, независимо от того, какое соотношение между длиной волны и расстоянием между источником и приемником. Полученная формула, собственно, не повлияла на мое объяснение эксперимента, так как еще раньше я понял, что установка, на которой жестко закреплены источник и приемник колебаний не способна обнаружить свое движение. Однако передо мной стояла задача осмыслить этот факт в связи с аберрацией световых волн, которая должна была проявиться при движении источника.

Думаю, аналогичные воспоминания должны были остаться у Колоколова и Замятина. В долгих и откровенных беседах с ними я спрашивал, что натолкнуло их на мысль о правильном понимании эффекта Доплера. После такого неожиданного для них, но естественного для меня вопроса реакция со стороны и того, и другого была примерно одинаковая: мой собеседник некоторое время пристально смотрел на меня, пытаясь угадать, чем вызван мой вопрос, потом они быстро отвечали: «Ну, вот посетила меня однажды такая идея». Единственное, что мне удалось совершенно точно установить, так это то, что ни у того, ни у другого эта идея не была связана с теорией относительностью. Помню, они даже удивились, когда я сказал им, что релятивистская формула полностью совпадает с классической для углов, близких к поперечным, и монотонно уходит от нее по мере приближения к продольным углам. Этот факт мне казался само собой разумеющимся, но они нигде количественно, подобно моей табл. 4.2, не сравнивали две формулы, от чего их теории выглядели совершенно обособленными от теории относительности; у меня же на первом месте стояла критика релятивизма в целом, а явление доплер-эффекта было небольшой частью этой критики. Хотя они оба анализировали эксперимент Майкельсона – Морли с точки зрения эффекта Доплера, какого-то повышенного интереса к анализу теории относительности они не выказывали. Колоколов проявлял некоторый интерес к истории и методологии релятивизма, но из-за преклонного возраста плохо улавливал мои конструктивно-психологические идеи и логические парадоксы. Замятин же, будучи ярым антисемитом, считал, что вся философия релятивизма была специально придумана евреями для порабощения ученого мира. Я говорил ему: «Ну, причем здесь евреи! Мах, Лоренц и Пуанкаре, проложившие путь к теории относительности, не были евреями. Запертыми в релятивистскую мышеловку оказались миллиарды людей – тут надо искать более фундаментальные причины». Но этим и другими доводами я старика не переубедил. Дальше его дикость я слушать не мог и резко обрывал, требуя немедленно перевести разговор в иную плоскость. В книге он стеснялся выставлять свои националистические взгляды и апеллировал уже к чистоте ленинских идей. Для примера приведу два характерных пассажа: «Идеализм не брезгует никакими методами борьбы. В целях овладения средствами научной и массовой информации в нашей стране на протяжении многих лет продолжаются спекуляции на имени В.И. Ленина, сознательно фальсифицируя его философские разработки и выводы» ; или: «Посмотрим теперь, что же на самом деле по этому важному вопросу говорил В.И. Ленин, и что так тщательно маскируется и не пропускается ни в научную, ни в массовую печать. В книге "Материализм и эмпириокритицизм", которая по праву считается монументальной вехой современного естествознания и программой борьбы с идеалистическими извращениями науки, проведен глубокий анализ развития учения о времени и пространстве, начиная со времен Беркли» .

Из всего сказанного читатель должен сделать вывод, что сама по себе формула мало что значит, главное, как распорядиться ею. Уточненная формула Доплера связана с фундаментальным принципом Гюйгенса, согласно которому каждая материальная точка волнового возмущения эфира является источником вторичных сферических волн. Волновое возмущение, воспринимаемое нами как первичное, во-первых, не может существовать без точек материальной среды и, во-вторых, ее распространение напрямую связано с векторным сложением этих элементарных вторичных волн. Разумеется, физики умели складывать векторные величины, так что наша уточненная формула Доплера в действительности не является для них какой-то новостью. Основным здесь является новое осмысление формулы. Несомненной заслугой Замятина и Колоколова является то, что они на ее основе правильно истолковали отрицательный результат эксперимента Майкельсона – Морли и прекрасно осознали ее перспективность для будущей науки.

Почему же простой физический факт не был во время как следует интерпретирован? На этот непростой эпистемологический вопрос мы постараемся ответить в следующих разделах этого курса «Естествознания». К сожалению, большинство антирелятивистов считает, – а я разговаривал с десятками физиков, – что дело заключается в неком сионистском заговоре. Эта позорная для цивилизованного общества националистическая теория широко распространена в нашей стране; в нее верили все названные мною здесь физики – Замятин, Колоколов, Паршин. Она нанесла колоссальный вред в деле установления истины, так как всякую конструктивную критику Эйнштейна стали воспринимать не иначе, как антисемитский выпад. Необходимо раз и навсегда покончить с этой человеконенавистнической эпистемологией. Те, кто выступает против теории относительности, чаще всего не могут отчетливо сформулировать, почему они это делают; и свое неприязненное отношение к релятивистской физике они совершенно ложно проецируют на почву этнической ненависти.

Аналогичная ситуация сложилась в психологии бессознательного. Фрейд, как и Эйнштейн, еврей по национальности сформировал кружок из врачей-психиатров, куда входили одни евреи. Они разработали технику психоанализа, противники которой назвали «еврейской психологией». В психиатрии, как и в физике, критика теории бессознательного шла прежде всего от людей, плохо относящихся к евреям. Еврейские погромы на рубеже XIX – XX веков и истребление миллионов евреев в нацистских лагерях во время Второй мировой войны обернулось в последствии тем, что ученые еврейской национальности оказались практически вне критики; ученые нееврейской национальности не решались выдвигать теоретические доводы против теории относительности и теории бессознательного, чтобы не быть ложно истолкованными. Таким образом, две слабые в теоретическом отношении доктрины оказались в привилегированном положении; быстро набрав силы, они поглотили классическую науку. Превратившись в течение двух-трех десятков лет в общественно значимые мифы, обе эти теории, поддерживаемые малообразованным и экзальтированным населением, сегодня сделались абсолютно не доступными для конструктивного анализа. Отмечая все эти исторические и социально-этнические причины, мы категорически против того, чтобы ими и ограничиться, т.е. выставить их в качестве окончательного научно-теоретического обоснования. Ниже будут приведена более развернутая аргументация психологического и эпистемологического характера.



 
 
 
 

Содержание

 

Критика формальной физики

Видео | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 |

Тексты | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 |

УСТРОЙСТВО СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ

Видео | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 |

Тексты | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 |

Гравитационные волны не существуют

Часть | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 |

 
 
 
 

Развёрнутое содержание видео-роликов r-n по теме "Критика формальной физики"

r-1 (3:03). Парадокс штриха. Мир — трехмерен: многомерные миры не существуют ("Эфир", часть 8). Диаграмма Минковского. Изменение эталонов длины и времени.

r-2 (7:19). Лирическое отступление. Анализ парадокса штриха по релятивистским книгам и учебникам. Объектный наблюдатель и субъектный наблюдатель (метанаблюдатель). Разрешение парадокса лжеца. Распространение парадокса штриха на формулы Доплера. Курс лекций "Естествознание". Численное решение уравнения Шрёдингера для полупроводников с алмазной решеткой. Четырёхмерного пространства не существует.

r-3 (7:56). Сокращение длины. Демонстрация парадокс штриха на примере двух книг: учебника Ландау и Лифшица "Теория поля" и книги Макса Борна "Эйнштейновская теория относительности". Прямые и обратные преобразования Лоренца. Собственная длина эталона длины.

r-4 (13:19). Замедление времени. Изложение ведется по двум книгам, указанным в предыдущем пункте. Борн считает, что замедление времени эквивалентно удлинению (увеличению) эталона времени, а Ландау и Лифшиц понимают замедление времени как сокращению (укорочению) периода времени. Такое различие в интерпретации изменения эталона времени объясняется на основе парадокса штриха. Мы имеем дело с путаницей двух принципиально различных позиций: позицией субъекта теории и позицией объектных наблюдателей. Спекуляции возникают на основе различных обозначений эталона длины и времени. Парадокс штриха можно рассматривать совместно с парадоксом лжеца (обманщика), лестницей Щрёдера и лентой Мёбиуса.

r-5 (19:59). Диаграмма Минковского — плоская (двумерная x, ct) и объёмная (трёхмерная x, y, ct). Получение масштабного (нормировочного) коэффициента для осей плоской диаграммы Минковского. Реальные (числовые) диаграммы Минковского, соответствующие преобразованиям Лоренца.

r-6 (10:32). Из предыдущего видео-ролика (r-5) следует, что диаграмма Минковского (т.е. гиперболический поворот осей x, ct) носит исключительно двухмерный характер. Распространение диаграммы Минковского на три координатные оси — невозможно. В этом видео-ролике (r-6) приводятся, практически, те же самые математические выражения, но уже с использованием гиперболических формул для синуса и косинуса. Результаты, естественно, получаются такими же.

Здесь же подробно рассматривается ошибка предельного перехода преобразований Лоренца в преобразования Галилея. Ложность такого вывода выясняется из отчётливого понимания того, что преобразования Лоренца имеют дело с гиперболическим вращением осей координат, а преобразования Галилея — с поступательным или продольным перемещением координатных осей.

Ошибка предельного перехода даёт ключ к разрешению парадоксов распиленной линейки и зажжённой лампочки, а также приводит к пониманию эффекта дрейфа нуля для координатных осей.

r-7 (15:37). Согласно современной теории относительности, Майкельсон, Фицджеральд и Лоренц не могли зафиксировать сокращение длины, т.к. находились в системе координат движущейся Земли. Кроме того, описывая эксперимент Майкельсона, современные релятивисты должны что-то сказать и об изменении эталона времени.

Анализ ошибок радиолокационного метода или метода коэффициента k, созданного стараниями Бома, Бонди, Холсбэри и Борна. Ошибки быстро выявляются, если использовать конкретные координаты в числах.

Верно, что преобразования Лоренца справедливы для уравнений Максвелла. Из них легко выводится волновое уравнение для электромагнитных волн, для которого преобразования Лоренца тоже справедливы. Следовательно, волновое уравнение для воды и воздуха тоже удовлетворяет преобразованиям Лоренца. Вопрос: как быть с предельным переходом для акустических волн? Но убийственным аргументом, против релятивизма является другой, а именно: как быть с уравнениями диффузии и теплопроводности, которые отличаются от волнового уравнения — ведь для них преобразования Лоренца не будут уже инвариантным.

В этом же видео-файле рассказывается о гиперкомплексных агрегатах — комплексных числах, кватернионах, октавах, а так же об алгебре Клиффорда. Комплексные числа и кватерниона образуют алгебраические группы. Но октавы уже не образуют группы, так как закон ассоциативности для них не выполняется. С помощью алгебры Клиффорда записываются уравнения Максвелла.

r-8 (6:05). Уравнения Шрёдингера, Клейна-Гордона и Дирака. Матрицы Паули и Дирака. Матричные гамильтонианы для полупроводников алмазной структуры.

r-9 (9:09). Элементы физики твердого тела. Экскурс в историю физики: Роберт Гук, Дж. Дж. Томсон, Альберт Эйнштейн, Питер Хиггс. Изменение массы электрона или дырки в кристаллическом поле полупроводника. Эффективная масса и зонные структуры полупроводников.

r-10 (10:41). Гиперкомплексные системы. Гармонисты-золотоискатели. Предустановленная гармония: золотое сечение или божественная пропорция. Финслерова геометрия. Заканчивается этот видео-ролик моим панегириком в адрес Милевы Марич — первой жены Альберта Эйнштейна.

r-11 (18:42). Дуализм квазичастиц (в частности, электронов). Пересказ содержания соответствующего мультипликационного фильма. Формалисты думают, что человеческое сознание (намерение, желание и т.д.) способно повлиять на результат эксперимента, касающегося квантовой механики. Понятие спутанности, запутанности или связанности квазичастиц (электронов или фотонов).

r-12 (8:30). "Наука третьего класса" (лекция Львовского Александра Исаевича). Принцип неопределённости в интерпретации формалиста Львовского. Видеоряд, созданный из фотографий с Ниьсом Бором и мои разъяснения относительно принципа неопределённости Гейзенберга.

r-13 (20:21). "Свет как объект квантовой технологии" (лекция Львовского Александра Исаевича). Он сказал: "Фотон — очень маленький". Это ошибка: так говорить нельзя. В действительности, формула Планка ничего не говорит нам о пространственных размерах электромагнитного кванта. Интерференция и дифракция света. Оптическая теория Френеля и проведение экспериментов на её основе. Дифракционные решётки (эшелон Майкельсона). Спектроскопия, открытая Максом Лауэ. Сравнение рентгенограмм с картами звездного неба.

r-14 (23:39). Разница между понятиями дуализма и двойственности. Два реально существующих пространства — прямое и обратное. Локализация (для частиц) и делокализация (для волны) квазичастиц. Львовский: "Фотон — неделим" (постулат квантовой механики). Фотоны не существуют ни в прямом, ни в обратном пространствах. Поправка к анекдоту с участием Курчатова и Берия. Фотон всё-таки может разделиться в мысленном эксперименте Львовского. Однако невозможно выяснить, через какой канал прошёл фотон. Бесконечная множественность миров-вселенных. Принцип суперпозиции в квантовой физике. Фотографии от дзен-буддистского >монаха, который фотографировал замерзшую воду и присваивал названия, например "Спасибо".

r-15 (19:50). Зачем заниматься квантовыми технологиями со светом. Квантовая технология — это ... Львовский рассказал о созданном им Российском квантовом центре. Вслед за этим я рассказал о содержании своих файлов КП 18 и КП 19, которые раньше входили 8-ю часть файла "Эфир". Далее идет примечание к статье Габриэля Лафрени. За ним следует мое замечание относительно закрытия научного фонда Дмитрия Зимина "Династия". Далее рассказал о своём курсе лекций "Естествознание", в котором есть раздел под названием "СТО как спекулятивная догма", где выразил своё отношение к фонду Зимина. В завершение привел фрагмент лекции Андрея Линде, который прочёл её в ФИАНе 20 июня 2007 года.

r-16 (10:33). Фрагменты фильма "Вселенная. Космические дыры"

r-17 (14:03). Мои комментарии к изображениям чёрных дыр, принятых в современной космологии.

r-18 (12:35). Мои комментарии к лекции Сергея Попова.

r-19 (17:03). Фрагменты КП 32 "100 лет ОТО".

r-20 (23:16). Фрагмент файла "Эфир (часть 7). Искривление пространства не подтвердилось".

r-21 (20:53). Продолжение файла r-20.

r-22 (12:34). Продолжение файла r-21.

r-23 (15:38). Продолжение файла r-22.

r-24 (19:41). Продолжение файла r-23.

r-25 (11:16). Продолжение файла r-24.

r-26 (12:43). Фрагменты КП 47 "Релятивистская эпистемология".

r-27 (8:00). Продолжение файла r-26.

r-28 (11:10). Фрагменты КП 42 "Неадекватные представления. (Эйфория — скепсис. Начало)".

r-29 (13:34). Фрагменты КП 44 "Милева Марич — мать квантовой механики. (Начало)".

r-30 (9:22). Продолжение файла r-29.

r-31 (17:35). Фрагменты КП 45 "Милева Марич — мать квантовой механики. (Конец)".

r-32 (13:26). Продолжение файла r-31.

r-33 (13:32). Продолжение файла r-32.

 
 
В добрый путь!
В добрый путь!