Часть 29

УСТРОЙСТВО СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ

Олег Акимов



https://youtu.be/NqgXGXGTD5Q

Вот кадры съёмки помещения фабрики и одновременно магазина, которые демонстрировались в КП 150.

Тогда нас заинтересовало не само помещение магазина-фабрики, а громадная скала, возвышающаяся над помещением и этой вывеской.

На фасаде скалы имелся замысловатый узор, нанесенный как будто бы специальным механизмом, напоминающим, пистолет-распылитель, разбрызгивающий раствор штукатурки.

Аналогичный узор имелся сбоку, у самого основания скалы. Он выглядел продолжением узорчатого фасада. Наверняка, они появились одновременно.

Узорчатый рисунок опоясывал скалу, которую, похоже, всю целиком поместили в гигантскую печь, и хорошо прокалили на открытом огне, при высокой температуре, так что поверхность камня покрылась черной сажей, как пережаренная лепешка, покрывается горелой коркой.

Преимуществом бокового узора перед узором на фасаде скалы, нанесенном далеко и высоко надо мной, было то, что боковую штукатурку можно как следует рассмотреть. Причем я не только тщательно, сантиметр за сантиметром изучил поверхность стены, но и несколько раз провел по ней ладонью и даже попытался поковырять её ногтем указательного пальца.

Ощущение — непередаваемое. Вы, конечно, понимаете, что полученное таким образом тактильное ощущение, невозможно сравнить с впечатлением, полученным от рассматривания фотографий — пускай при помощи мощного микроскопа — или впечатления, полученного от просмотра даже высококачественного видеофильма, размещенного кем-то на его видеоканале в You Tube.

Печально еще и то, что в интернете вы не найдете нужных нам фотографий, о которых я сейчас только что говорил. Прибыв в Каппадокию, туристы, прежде всего, восторженно фотографируют бесконечно разнообразные формы овеществленного эфира. Помимо снимков, которые приведены в предыдущем видео-ролике (КП 152), большая часть снимков приходится на фотографирование самих себя на фоне чудных изваяний, пришедших к нам из каких-то сказочных фильмов. Их абсолютно не интересует вещество, из которого сделаны эти удивительные формы. В лучшем случае, они удовлетворяются тем ошибочным объяснением, которое слышат от гидов, будто каменистые конусообразные сооружения когда-то, давным-давно, были вулканами.

Нет, они никогда не были вулканами: с самого начала, — повторюсь еще раз — они были овеществленным эфиром, природу которого мы собираемся раскрыть в данном случае на примере конусообразных сооружений, разбросанных по нескольким областям территория Каппадокии.


*
*   *

"Что это, опять штукатурка? Да сколько можно её демонстрировать! Мне надоело на неё глазеть" — скажет посетитель моего видеоканала и будет не прав. Это не штукатурка, а почва, на которой сняты эти кадры.

Холмы и горки Каппадокии покрыты этим материалом. Более того, сами эти холмы и горки состоят из этого вещества, которое я назвал штукатуркой.

Я уже говорил, что пробовал штукатурку на прочность, расковыривая ее ногтём. Пытался, таким образом, отковырять из неё хотя бы крохотный камешек. Бесполезно — штукатурка была очень прочной.

Дорожки между холмами, на которых выросли конусы, тоже очень прочные. Несмотря на то, что за период, быть может, несколько тысяч лет, по ним прошли миллионы людей, они удивительно хорошо сохранились. Если и была на них пыль, она улетела с ветром. Очевидно, действует и другой механизм. Пыль на дорожках я видел, причем, в достаточном количестве. Однако во время дождя — пусть нечастого, но он всё-таки там бывает — пыль превращается в цементирующую кашу.

Кстати, как раз в день моего приезда в Каппадокию маленький дождь накрапывал. Я стал свидетелем, как пыль превратилась в твердый панцирь.

Таким образом, механизм периодического укрепления дорог и троп в этой местности вполне понятен. Надеюсь, наблюдательным людям не нужно особо объяснять, как происходит отвердение слежавшегося известняка и прочих глинистых пород, включая различного рода туфы или туфиты.


*
*   *

В этой связи вспоминаются развалины крепостной стены, которые я посетил еще в свой предыдущий приезд в Турцию. Изначально стена была сложена из больших и маленьких камней, булыжников. Среди них попадались брикеты, т.е. небольшие блоки, которые можно было поднять одному, максимум двум людям. Блоки соединялись раствором, который приготавливался из того же строительного материала, что и сами блоки-брикеты.

Рецепт приготовления цементирующего раствора прост. Каменистый исходный грунт, лежавший тут же под ногами, измельчался в пыль, песок, мелкий щебень и смешивался с водой. Затем, тестообразная масса выкладывалась или заливалась между блоками. Вода впитывалась блоками и быстро высыхала. Вскоре брикеты образовывали одну монолитную поверхность. С внешней стороны крепостная стена выглядела более или менее ровной, гладкой; с внутренней была неровной. Камни или брикеты укладывались в два-три слоя в зависимости от величины. Между слоями попадаются пустоты, широкие и узкие щели.

Судя по внешнему виду руин, на месте непосредственного возведения стены, я думаю, находилось человек пять: два строителя с внешней стороны, два с внутренней, пятый возился с раствором. В общей сложности, бригада строителей могла состоять, по крайней мере, из десяти человек, если учесть комплекс работ по подбору камней, изготовлению брикетов и цементирующего раствора.

Крепостная стена находится в Анталии, недалеко от Черного камня, которому будет посвящено особое место в нашем фильме. Но уже сейчас заметим, что в Анталии, как и в Анатолии преобладают горные породы с высоким содержанием цементирующих элементов.

Теперь вернемся назад в Каппадокию.


*
*   *

Аналогичная крепостная стена, которая находится вдали от Анталии.

Чёрный камень (Каменный цветок или Скалы близнецы)


*
*   *

О прочности субстрата, из которого сделаны холмы и горки, где выросли конусы, я убедился, побывав в разветвленном лабиринте пещер, состоящем из нескольких десятков небольших комнат, в которых много веков назад жили монахи-отшельники. Эти монашеские кельи выдолблены в железобетонном массиве, занимающем огромную территорию. Я не помню, чтобы сверху над лабиринтом были какие-нибудь холмы и горы. Наш гид завел группу туристов именно в пещеру, которая имела один вход и один выход.

Так что, в действительности я не могу сказать, что бетон лежит в основе всех конусов. И хотя бетон-штукатурка, иногда, очень близко подступает к конусам, наползает на них, образуя с ними единое целое, остроконечные пики вещественно, всё-таки, отделены от железобетонного основания.

Мы видели в КП 151, что внизу конусы состоят, преимущественно из нетвердой слоистой глины, возможно, песчаника или известняка (я затрудняюсь правильно подобрать название этого вещества). Хотя вверху и обожженные снаружи конусы приобретают, видимо, прочность базальта.

Овеществленные формы эфира я постоянно называю "конусами", хотя чисто геометрически они часто не имеют ничего общего с этими фигурами. Почему я так делаю?

Потому что считаю, что для данной местности мирового пространства их форма генетически тесно связана с этой фигурой. Конус лежит в основании, является производящей матрицей, но под действием каких-то внутренних — я бы сказал, космических причин — конус трансформируется, искажается и удаляется от известной нам математической формы.

На этой фотографии конусы имеют пояс. Он пришелся на середину высоты. Впечатление такое, будто кто-то перетянул эти фигуры ремнем, причем сшитым из лент различной ширины и цвета. Зачем он это сделал? В качестве украшения? В таком виде конусы выглядят, кажется, симпатичнее. А может быть, этим ремнем он хотел стянуть фигуры, чтобы они не рассыпались? В таком виде конусы смотрятся более строго, подтянуто, как часовые на посту.

Здесь пояс опущен слишком низко. Его вряд ли уже можно назвать, собственно, поясом для этих трех конусов.

Здесь, наоборот, пояс слишком задран кверху. И поэтому его тоже вряд ли можно назвать поясом для данных конусов.

Вернемся к нашей прежней фотографии трех конусов, на которых пояса расположены слишком низко. Для определенности снабдим ее меткой, обозначим как слайд 1.

Вот фотография еще одного конуса с таким же низким поясом. Обозначим его как слайд 2. За ним стоит массив конусных заготовок, которые, увы, пока еще не превратились в полноценные конусы. Они являются еще только зародышами настоящих конусов. У них нет поясов, а главное, они не приобрели коричневый цвет и не покрылись черной корочкой, который есть у зрелых конусов.

Белый цвет конусных заготовок — это их настоящий, истинный цвет; я его видел и даже касался рукой. Хотя на фотографиях заготовки выглядят часто по-другому: в частности, они окрашены в желтый или светло коричневый цвет. Приведу примеры таких фотографий из своей папки слайдов.

Эти заготовки показаны на слайдах 22 и 24. Хотя истинный цвет заготовок может несколько отличаться от белого, как, например, на нижеследующем снимке.

На слайде 3 пояс очень широкий. Он занимает, практически, всю высоту конуса. Его, собственно, и нет. Видна лишь самая макушка конуса.

На слайде 4 мы имеем продолжение ровно таких конструкций с широким поясом.

По причине такого интересного строения эти эфирные сооружения называются "фаллосами".

Фаллос — это обычно одиночный остроконечный пик, стоящий на прямом одиночном столбе, иногда довольно высоком. Два-три столба могут сливаться в один. Полученный, таким образом, фаллос оказывается несколько толще других.

На слайде 7 показан дворец, который называется "Гаремом". На слайде 8 демонстрируется снимок обширной "Долины любви", на которой расположено множество фаллосов.


*
*   *

Съёмку "Фабрики-Магазина" мы начали с описания того, что изображено на этой вывеске.

Затем, переключились на фасад скалы, на которой запечатлен оригинальный узор. Мы внимательно присмотрелись к материалу, из которого приготовлена штукатурка, и стали думать над тем, каким образом получен узор.

Всё это, конечно, любопытно, и я непременно вернусь к этому вопросу. Но сейчас нас заинтересовал пояс, которым опоясывается конусообразная скала.

Первый вопрос в связи с этим: у скалы с помещением под "Фабрику-Магазин" имеется пояс, о котором мы только что упоминали?

Да имеется, правда, он проходит не понизу, окаймляя основание скалы узором из штукатурки, а по самому верху скалы, где никакого узора нет.

Самым интересным для нашей скалы с "Фабрикой-Магазином" внизу является не узор, о котором я так долго рассуждал, а верхняя часть, которая для нашей скалы-конуса — добавим, сильно искаженного конуса — является верхняя часть.

Кстати, рядом стоящий конус искажен несильно. К тому же в середине конуса и внизу имеются узоры. А вот наверху как раз ничего нет — конус, практически, идеально правильный. И, тем не менее, он для нас не такой уж и важный. Почему? — Сейчас поясню.

Сравните крышу скалы, где находится помещение Фабрики-Магазина, с конусом, у которого широкий пояс находится на середине высоты.

Его надо бы как-то отметить. Назовем его "правильным".

Так вот, крыша скалы с Фабрикой-Магазином является искаженным поясом, который имеется у правильного конуса.

Искажения пояса состоят в том, что его отдельные ленты оказались сильно смятыми, за исключения одной-единственной самой широкой и очень прочной тёмно-коричневой полосы, а также светлой, местами почти белой полосы из мягкого материала, которая в нескольких местах слилась с веществом конуса.

То, что белое вещество пояса мягкое, привело к тому, что оно рассыпалось и исчезло с крыши скалы. В результате на этом месте образовалась брешь, так что и прочная тёмно-коричневая полоса тоже исчезла вместе с белой. На этом месте крыши осталась только пара осколков белого и темного цвета.

Ниже белой полосы идет мягкая серая полоса, которая слилась с основным веществом конусов. На мягкость серой полосы указывает наличие в ней нескольких ниш, на стенах которых виднеются какие-то рисунки, очевидно, иконы.

Идентификация пояса "правильного" конуса с крышей скалы, где расположена фабрика с магазином сувениров, не была бы для нас столь важной, если бы не существование рядом со скалой сразу нескольких "грибов". "Шляпка" гриба однозначно указывают на генетическую связь с крышей скалы, а, значит, и с поясом "правильного" конуса. Причем шляпка является только одной из полос пояса — тёмной, а "ножка" гриба служит белой полосой пояса.

Эту мысль лучше всего продемонстрировать на примере хорошо оформившегося, так сказать, "зрелого" гриба, а не на примере какого-то уродца "недоразвитой" формы, в которой пояс лишён белой полосы.

На вышепоказанных слайдах (23, 27, 28) белая полоса есть и прекрасно видна. А конусы, которые стоят у скалы с фабрикой и магазином выглядят какими-то недоделанными или, наоборот, сломанными, без шляпок.

Скала с фабрикой-магазином сильно заинтересовала меня. Прежде всего, разумеется, из-за странного узора. Ничего подобного в Каппадокии я не видел. Фасад скалы и название помещения под ней чрезвычайно озадачили меня. Я предположил, что передо мной старинный замок, созданный, в основном, естественной, добавлю, эфирной причиной. Но с очевидными искусственными элементами — ведь зияющие дверные и оконные проёмы видны превосходно, их невозможно игнорировать.

Таким образом, удивившись и полюбовавшись узором на фасаде скалы-замка, я поинтересовался, что за ней (скалой) или за ним (замком). Скала имела каменные отроги с крышей, как у замка, и несколькими грибами во дворе — такими же, как с левой стороны замка. Я думаю, что в отрогах скалы проживали служащие замка.

Но нас сейчас не интересуют обитатели замка и обслуживающий персонал, по крайней мере, пока. Хочу внимательно посмотреть на грибы и обломки конусов с левой стороны замка.

Что я вижу, подходя к замку с левого фланга? Сначала мне попались обломки конусов белого цвета. Это были осколки белой ленты-пояса, которые играли роль ножки грибов.

Вдалеке мы видим конусы со сломанными вершинами, а еще дальше уцелевшие грибы-конусы.


*
*   *

Теперь перенесемся в ту часть города, которую нам представили как, постройки религиозных зданий. Я показывал ее в конце предыдущего фильма (КП 152), сопроводив кадры музыкальными композициями; никаких разъяснений при этом сделано не было. Перед этим демонстрировались карты турецкой территории и давались кое-какие исторические сведения. В частности, указывалось, что первоначально Каппадокия принадлежала армянам, исповедующим христианство.

Христиане проживали и на западе Турции, где когда-то существовали греческие колонии. Нужно не забывать, что в Античные времена весь турецкий берег и все острова Эгейского моря принадлежали Греции. Первый философ Греции, Фалес Милетский жил в городе Милет, расположенном на западном побережье нынешней Турции.

В те далекие времена, задолго до появления там армян обширная территория под названием "Каппадокия" уже существовала. Напомним, что никакой христианской религии тогда не было. Существовали, какие-то примитивные верования, вроде зороастризма и прочих языческих культов. Между тем, жестокая война между турками и армянами, случившаяся в начале прошлого века, оставила разрушительные следы. В сегодняшней оживленной местности, где толпами беззаботно прогуливаются туристы со всего мира, мы видим жалкие остатки армянской цивилизации.

Хочу сосредоточиться на развалинах, которые когда-то были прекрасными домами армянского города. Туристы с удовольствием фотографируются на фоне этих руин, не зная или забывая, что развалины демонстрируют самые печальные страницы недавней войны двух некогда враждебных культур.

Но прежде обратим внимание на вопиющее несоответствие. В чем оно состоит? Сейчас вы всё поймете, если обратите внимание на верхний правый угол вот этой прямоугольной ниши.

Здесь ровные прямоугольные стены ниши обрызганы черной краской. Рядом, точно такой же черной краской покрыта внешняя сторона скалы-конуса, в которой прорублена ниша. Такое возможно?

Конечно, нет. Мы прекрасно знаем, что черный цвет на поверхности конуса возникает в результате высокого нагрева в момент овеществления эфира. Сажей покрывается только внешняя сторона каменных изваяний, внутри тела конуса вещество имеет вид обычной желтой глины — это мы видели.

Помимо этого несоответствия замечаем ещё одну нелогичность. Она заключается в том, что вместе с черной краской ниша окрашена желтой краской, чтобы скрыть красный цвет армянских христианских крестов, нарисованных над дверными проемами.

На этой фотографии синими линиями обведены пятна черного цвета, часть которых (в особенности, что касается ровных стен прямоугольной ниши) искусственного происхождения. Границы, нанесенные желтой краски, указать трудно. Отметим ярко красными линиями лишь те места на стене, где видна красноватая краска.

Таким образом, можно констатировать, что внешний вид рассмотренного помещения с прямоугольной нишей на фасаде подверглось недавней покраске. Это можно называть "подделкой" или "реконструкцией" — неважно, какую цель ставили перед собой современные "маляры", только естественные следы они исказили или уничтожили.

На этой фотографии мы видим следы мощного взрыва. Между комнатой верхнего этажа и комнатой нижнего, где стоят две девушки, виднеется толстенное перекрытие, разделяющее комнаты верхнего от нижнего этажа. Сейчас обе комнаты можно рассмотреть с улицы, так как разрушено не только перекрытие между этажами, но и наружная стена, которая закрывала обе комнаты — малую верхнюю и просторный нижний зал.

Потолка тоже нет. Взрыв был такой силы, что он снёс не только межэтажное перекрытие между комнатами, но и всю верхнюю часть дома, которая, как и нижняя часть, была сложена из каменных кирпичей-блоков.

Что представлял собой дом хозяина этих двух роскошных комнат, сейчас представить невозможно. Но мы догадываемся, что он принадлежал, очевидно, какому-то богатому и знатному армянину роду, занимающему важное общественное положение в городе.

Я не помню, что говорил турецкий гид об этом помещении. Но сейчас, внимательно рассматривая фотографии, я вижу целый ряд религиозных помещений, к которым приварены металлические лестницы.

Я не поднимался по ним и не заходил в монашеские комнаты. Как там всё устроено, не знаю. Однако, судя по зияющим чёрным проломам, чувствую, что устройство всего этого духовного центра было иным.

Обратите внимание, наверху по всей длине каменных вершин, которые образуют христианский центр армян, тянется коричневый пояс, который мы обнаружили на вершине скалы-замка, где внизу размещался магазин-фабрика. На фасаде стены — вы, наверное, помните — наше внимание привлек странный узор, нанесённый как будто бы пистолетом-распылителем, разбрызгивающим раствор штукатурки.


*
*   *

Роясь в сотнях фотографий, снятых на территории Каппадокии, я наткнулся на парочку изображений, сильно смахивающих на картинки с узором на фасаде скалы-замка с магазином-фабрикой.

Похоже на то, что какие-то мастера по технике нанесения штукатурки и покраски овеществленных образцов эфира избрали данный камень в качестве пробного.

Они потренировались наносить на камень штукатурку с замысловатым узором, и здесь же они подбирали нужный цвет для штукатурки. На пробном камне показано несколько цветовых вариантов.

На втором снимке снят тот же камень рядом с ориентиром, в качестве которого выбран высокий тонкий гриб с остроконечной шляпкой. Его хорошо видно в данной местности (у меня есть масса фотографий с этим грибом-башенкой).

Узнав об уловках турецких "реставраторов", мы не всегда можем отличить фальшивку от подлинника, истинные цвета и покрытия от искусственных. Зачастую трудно определить, кто является автором искусственной постройки — турецкий ресторатор или армянский архитектор.

На этом артефакте мы видим явные следы реконструкции. Над входом в маленькую комнату мы видим следы побелки. Боковые стенки дверного проёма местами тоже окрашены в этот цвет. Верхняя часть проёма как-то нарочито затемнена.

Присмотритесь внимательно, похоже на то, что вся башенка, напоминающая мне огневой дот военного времени, сначала была выкрашена в тёмный цвет, а после вся крыша "дота" и отдельными мазками сбоку и внизу нанесена светлая краска.

Моляр-реконструктор "хорошо" поработал над ножкой гриба, жирно выкрасив её в ярко жёлтый цвет. Этой же жёлтой краской отдельными мазками он покрасил обратную сторону шляпки гриба, особенно её левый обломок.

Не будем забывать, что нас интересует проблема овеществления эфира. Я интересуюсь материалом этого овеществления. Выкрашенные же части грибов, возможно, туристам нравятся. Но мне лично, исследователю эфирных проявлений, такая "реставрация" не только не нужна, но крайне вредна. Я хотел бы увидеть подлинный цвета ножек и шляпок. Мне же демонстрируют нечто, что похоже на театральные декорации, вместо подлинных объектов природы. Шляпки грибов очень грубо, неаккуратно покрасили в чёрный цвет, а объединенные (слитные) ножки в белый.

Полюбуйтесь на эту, с позволения сказать, "реконструкцию". Самые важные детали овеществления моляр выкрасил в желтый цвет, замазав, как он посчитал, все изъяны фактуры. Часть подлинника он произвольно решил замазать чёрной краской. Что получилось в итоге, вы теперь видите.

Понимают ли туристы, стоящие наверху данной конструкции, с чем они, в действительности, имеют дело? На какое горное образование они взобрались? Можно ли определить, что произошло с этим величественным сооружением? Откуда оно взялось? Я, снимавший их снизу, тоже не сразу понял генезис образования этого природного объекта. И мне кажется, большинство обыкновенных людей, так сказать, обывателей, воспринимают его, как искусственное сооружение, построенное какими-то искусными мастерами, а религиозные фанатики, наверно, свято верят в божественное происхождение этого и сотню подобных объектов.

Башни-грибы разбросаны по всей Каппадокии, но здесь, в этом месту, где я сделал особенно много качественных снимков. Кстати сказать, хорошие снимки не всегда получались. Отчасти это происходило потому, что я не всегда выставлял нужный режим. В итоге, фотографии получались тёмными с плохим разрешением. Ниже они нередко попадаются. Мне пришлось их включить в этот видео-ролик по причине их важности для понимания существа дела. Но данные снимки, демонстрируемые в настоящий момент, выглядят вполне прилично, так что на них можно прекрасно рассмотреть детали грубой, прямо-таки фальшивой реконструкции, недопустимой с точки зрения серьезного исследования.

Обратите внимание на этот снимок. Центр углубления вмятины закрашен грязно-коричневой краской, которая нанесена на чисто-жёлтый цвет. Периферия изображения выкрошена в чёрный цвет. Картинка в целом воспринимается ужасно. Вы чувствуете, что вас бессовестным образом надули. Вдали виднеются аналогичные фальшивки, из которых состоит множество псевдоконусов, сформировавшихся, как мы помним, из так называемых "правильных" конусов.

Перед нами фотография, где использовалась чёрная краска. Вопрос: объект, изображённый на ней, адекватен реальности или же мы имеем дело с некой имитацией реальности? Ответ: мы имеем дело с имитацией.

Как я узнал об этом? — Очень просто! Взгляните на область, обведенную голубой линией. Видите, в неё попали углубления, похожие на следы от пуль. Неважно, как они получились, важно, что они оставили после себя сколы поверхности камня, которые уже не должны иметь черный цвет. Подлинные сколы могли иметь жёлтый цвет — примерно такой, какой имеет самый нижний скол, попавший в эту область.

Здесь явно злоупотребили чёрной краской. Напомним тем, кто давным-давно расстался с релятивистскими предрассудками, нашим дорогим пользователям, зрителям нашего видеоканала, а также читателям текстовых фалов, которым прекрасно известно, что при овеществлении эфира, за счёт высокого нагрева материальной субстанции, в том числе, каменных крыш конусообразных образований, могли поджариться и приобрести чёрный цвет. Но в данном случае господа-художники перестарались, и замазали сажей мелкие сколы, которые нужно было оставить жёлтыми.

Вот здесь, справа от входа с высокой лестницей, идущей по диагонали вверх к монашеской келье, тоже не нужно было закрашивать в чёрный цвет, так как стенка представляет собой неглубокую нишу.

Здесь тоже ошибка. О большой и глубокой нише я уже говорил. Весь правый угол её чернить не нужно было. Теперь нашлась другая фотография, на которой открылась затемненная вторая ниша. Это, конечно, неправильно. Да и наружная стенка между двумя этими нишами тоже не могла получить такого рода черноту. Таких липовых закрасок в чёрный цвет при внимательном анализе каменных поверхностей можно найти немало.

Есть фотография, на которой изображены два дома, выкрашенных очень неаккуратно. Видно, что маляры-реставраторы явно торопились или не обладали достаточной квалификацией.

На этой фотография небрежность покраски обоих домов особенно отчетливо видна. Я бы сказал даже не о небрежности или неаккуратности моляров, а об их бестолковости и какой-то бездумности. Они абсолютно не понимают законы появления цветности черной и жёлтой краски. Кажется, что их цель состояла лишь в том, чтобы наложить на стены домов разнообразные краски случайным, среднехаотичным образом.

Здесь же рядом, на переднем плане стоит строение совершенно другой покраски: весь дом-скала выкрашен в светло-жёлтый цвет. Мне кажется, что его покраской занималась другая бригада моляров, у которых в голове были совершенно иные представления и образы.

Сказав об иных представлениях, мы тут же замечаем, что дело не только и не столько в других образах, но и в другой технологии. Мастера, обрабатывающие желтый дом, имели на руках принципиально иные технические средства. Сейчас мы с вами становимся свидетелями использования пистолета-распылителя, разбрызгивающего раствор штукатурки.

Взгляните на это сооружение. Оно целиком обработано распылителем штукатурки. Данное сооружение наполовину ушло под землю. Сейчас видна пара ниш, окрашенная в красный цвет. И мы отлично знаем, какой народ занимался подобной покраской выдолбленных в скале ниш. Теперь он здесь не живот. Его уничтожили. Те же, кто не был убит, убежал из Каппадокии в чужие страны.

Новые хозяева земли постарались надежно скрыть следы пребывания прежних обитателей этих жилищ.

Эту фотографию, на которой изображена группа японских туристов, расположившаяся на пригорке, я уже демонстрировал. Признаюсь, мне не сразу пришло понимание увиденной картинки. Но после долгого и очень тщательного изучения изображения, я, наконец, понял главную тайну Кападокии.

Этот пригорок, как я его назвал, не настоящий. Он целиком искусственный. Во всяком случае, вся его поверхность представляет собой искусственное покрытие, сделанное при помощи пистолета- распылителя штукатурки.

Не знаю, как называется данное устройство. Возможно, его лучше назвать пушкой, разбрызгивающей раствор штукатурки. Но вы поняли, что я имею в виду.

На этой фотографии превосходно проиллюстрирована техника применения пушки. Сначала разбрызгивается черная штукатурка. Так возникает представление о нагреве гриба-конуса. На него напыляют светлую штукатурку, преимущественно, желтого или коричневого цвета.

Подобная технология распыления штукатурки использовалась очень широко и повсеместно. Например, здесь, здесь и во многих, многих других метах.

Говорю о "пушке", так как думаю, что у "пистолета" нет достаточной мощи, чтобы достать до верха скалы-замка, где внизу расположен магазин-фабрика.

Да, Дорогой Друг, в конце концов, после долгих размышлений, я пришел к объекту, с которого начал. И хотя мне пока не совсем понятно устройство компрессора, выстреливающего на такую огромную высоту бетонного раствора, тем не менее, я уверен, что это сделали мастера данного учреждения.

В этом меня убеждает, во-первых, пробный камень, о котором я упомянул выше. Данная фотография, правда, получилась не особенно качественной, о чём я предупреждал. Однако она демонстрирует технологию, применения которой мы видим на этом участке скалы замка.

Во-вторых, я уверен в использовании устройства по распылению штукатурки. Штукатурка повсюду. Причём она наносилась толстенным слоем на огромную высоту.

Здесь тоже, увы, приходится воспользоваться некачественными фотографиями, но других просто нет, а хочется показать огромные массивы бетона, которые издали, кажутся сугробами снега. Однако уверяю вас — это твердый бетон. Фактура бетона точь-в-точь повторяет фактуру штукатурки, которую я видел в самом низу окаймляющей замок полосы-бордюра.

Бетона-штукатурки немало лежит на дорогах и тропах между домами-конусами. Вначале я не понял, что у меня под ногами, когда ходил по твердому грунту. Но, внимательно присмотревшись, догадался, в чём тут дело

Боковая стена нашей скалы-замка тоже сверху донизу обрабатывалась соответствующими механическими устройствами,

Особенно неудачной обработки подверглись разрушенные дома, в которых до турецких завоевателей проживали армяне. Они просто-напросто полностью опрыскивались желтовато-белым раствором.

Я уже говорил о взорванных домах, в которых проживало христианское духовенство. В этой части города дома подверглись особенно беспощадному разрушению. Не знаю, как они это делали. Думаю, путем обыкновенного подрыва при помощи, например, динамита (он, кажется, к тому времени уже существовал).

Я уже говорил о трудностях идентификации артефактов. Дело в том, что мы не всегда можем с уверенность сказать, кем сделано та или иная деталь конструкции или целиком строения. Является ли оно поздней реконструкцией турецких мусульман или же это ранняя постройка армянских христиан.

На последних кадрах мы видим отслоение штукатурки от каменной основы. Это могло произойти в результате различных коэффициентов расширения для штукатурки и камня. Но армяне, кажется, не имели машин для распыления штукатурки и не пользовались такого рода обработки стен. Хотя перед нанесением красных крестов, они должны были как-то выравнивать поверхность. Однако использованная мастерами-турками технология, проиллюстрированная на примере обработки стен скалы-замка фабрики-магазина, пробного камня и огромного числа башен-грибов, применялась.

Многие артефакты Каппадокии выглядят безобразно. Мне не верится, что они могли находиться в качестве культурно-религиозных построек в черте города. Они выполнены не просто неприлично, а откровенно халтурно. Уверен, во времена проживания армян здесь не было гвоздей, да еще столь варварски использованных. Зачем они? Что они удерживали? Вот эти уродливые плитки, зачем их нужно было вытаскивать на всеобщее обозрение. Не знаю, что испытали иностранные туристы, созерцая это убогое зрелище, но мне было грустно. Сразу подумалось о порабощении варварами высококультурной нации.

Этот культурно-исторический памятник, очевидно, должен рассказывать нам о достопримечательных образцах славной истории Турции. Но посмотрите, как разукрасили обелиск наши чудо-маляры. Нет, друзья, я крайне разочарован увиденными камнями. Реставраторы сбили меня, дотошного исследователя, с толку. Мне пришлось длительное время разгадывать шарады. Уж лучше, чтобы они ничего не трогали и оставили бы всё, как есть.

Когда я находился в пещере и слушал чарующий рассказ гида, у меня не было никаких сомнений в подлинности истории лабиринта. Много позже, тщательно изучив фактуру стен пещеры, меня вдруг неожиданно осенило — да это же фальшак! Стены обмазаны обыкновенным бетонным раствором. Ничего подлинного в них нет. В бетоне реставраторов лабиринта столько же минералогической правды, сколько её наличествует в искусственной штукатурке. Я бы страшно ошибся, если бы и то и другое принял за овеществленную форму эфира.

На что не пойдет реставратор древностей ради выгоды! Этот нечестный бизнес, мне отлично известен. Изучая историю 18-й династии Нового царства, я столкнулся с грандиозным обманом, который до сих пор поддерживается работниками центральных музеев Европы и Америки. Сегодня мне совершенно ясна, что история правления царя Эхнатона, царицы Нефертити и их наследника Тутанхамона — сфальсифицирована. Как было дело? Да очень просто. Группа мошенников построила некую мастерскую древнеегипетского скульптора, которую забила фальшивыми скульптурами. С Каппадокией случилось примерно то же самое. Нельзя на её основе что-либо серьёзно изучать. Нужно вводить поправки на мастеров из дома магазина-фабрики, о котором речь шла с самого начала.