Часть 55

УСТРОЙСТВО СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ

Олег Акимов



https://youtu.be/Mtmh9mb1FZM

Мой сын Алексей на Новогодние праздники звал нас с женой отдохнуть в Турции. Мы отказались, поскольку давно запланировали съездить туда в апреле месяце.

Так как я часто говорил о заповеднике GHAZAL, что мы с Леной побывали там уже два раза и собираемся приехать в это место ещё раз, он вместе со своей супругой, Настей, решил взобраться на гору. Посмотреть, что заинтересовала нас там, почему я — прежде всего, ну и, конечно, Лена — стали туда ездить неоднократно.

Алексей, разумеется, слышал о моем увлечении проблемами эфира, но, как и моя жена, считал, что скала и камни возле неё существуют в неизменном виде целую вечность.

Лена переписывалась с ним по Интернету и помогала сориентироваться на местности.

Нам же с вами удобно обраться к картам Google

На первой карте развернут план "Заповедник GHAZAL". Он прилегает к магистрали D-400 — "Анталия Кемер" План представляет собой трапецию голубого цвета. Внутри трапеции "Скала", обведена жёлтым овалом; и "Сопка", обведена розовым овалом. На входе в заповедник находится "Свалка мусора", которая плавно переходит в "Окружную дорогу"

На следующей карте приведены две бульдозерных дороги. Первая дорога идет по верху холма. Это дорога третьего уровня. Она заканчивается тупиком, в конце которого находится пень # 365, с кучей брекчий. В предыдущих видео-роликах мы много говорили о нём. Ниже дороги 3-его уровня идет дорога 2-го уровня, которая упирается в пасеку. Два ряда ульев можно разглядеть на карте.

Последний короткий ролик, сделанный Алексеем, очень важен для понимания всего, что произошло, начиная с первых дней 2019 года. В течение, по крайней мере, всего 2018 года пока я наблюдал за каменными объектами, находящимися на территории заповедника, ничего подобного не было. Может быть, в последующем что-нибудь произойдет — наш мир так переменчив! Но сейчас отчетливо зафиксируем событие, которое буквально потрясло всё Анатолийское побережье. Повторю, событие, о котором пойдет речь дальше, касается именно всей Анталии, но суть его я проиллюстрирую на скале, стоящей в заповеднике GHAZAL.

Итак, прокручу ещё раз последний ролик в замедленном темпе. Далее, сделаю раскадровку этого ролика и попутно снабжу кадры соответствующими надписями. Думаю, после вы сами оцените важность такой процедуры.

Может быть, кто-то из зрителей заметил существенное изменения на этой фотографии скалы. Он — молодец! Остальным пользователям, сообщаем: важным новшеством здесь является разрушение скалы, обломки которого имеют оранжевую окраску, точнее, окраску ржавчины. Произошла частичная эрозия нашего твердокаменного утеса. Область реального пространства, обведенного оранжевым овалом, рассыпалась на отдельные осколки и упала вниз, прямо на камни, возникшие в обратном пространстве.

Все камни материальные, правильнее говорить, вещественные — и те, что сформировались в обратном пространстве, и те, что сформировались в прямом. Отличие одно: те, что сформировались в прямом пространстве, не являются продуктом 3d-принтера. То есть, камни, сорвавшиеся со скалы, имели ведь какой-то объём. Ровно этот же объем, они сохранили и внизу. Обломок упавшей скалы не превратился в некую имитацию камня на земле.

Здесь я должен прерваться, чтобы пояснить тем, кто не знаком, забыл или вообще не видел наших предыдущих роликов КП. Не понимает, о каком 3d-принтере идет речь, когда мы находимся в зоне заповедника GHAZAL.

Посмотрите на белые камни, лежащие на этой горке мусора, жёлтых листьев, сухой травы, веточек, кусочков коры, углей, какого-то шлака и ещё бог знает чего. Как попали сюда эти белые камни? Мы говорим: "их создал Эфир". Последнее слово я написал с большой буквы — просто из-за уникальности этого удивительного материального объекта Вселенной.

При помощи чего Эфир создал эти камешки? — Не знаю. Но мне напоминает его действие работу 3d-принтера. Я ведь тоже не знаю, как работает это устройство. Однако оно реально существует. У меня в мозгу имеется представление о нём, о его работе. Чисто внешне я могу описать, что он делает. Принтер создает копию реально существующего предмета — не сам вещественный предмет, а только его видимость. То есть, 3d-принтер имитирует объект, лежащий совсем в другом месте и сделанный, возможно, из другого материала.

Основное отличие копии предмета от его оригинала состоит в том, что копия располагается в обратном пространстве. Это означает, что продукт 3d-принтера находится всегда на поверхности чего угодно, в частности, тех перечисленных предметов, которые образуют в нашем случае кучу мусора.

Возьмем другую фотографию и посмотрим на предмет, попавший в объектив фотоаппарата.

Перед нами расколотая каменная плита. Она лежит на поверхности мусора примерно такого же состава, что и белые камни, изображенные на предыдущем снимке.

Создается впечатление, будто плита откуда-то упала и разбилась на множество фрагментов. Осмотревшись по сторонам, я понимаю, что ей просто не откуда было падать. Может быть, кто-нибудь разбил эту плиту. Шел мимо человек, взял да и стукнул её кувалдой; она и рассыпалась на куски.

Следующую фотографию в своих КП роликах я приводил несколько раз. Она примечательна тем, что куски каменной плиты лежат не все вместе, не имея просветов между отдельными кусками. Куски данной плиты отделены от основной части довольно большими пространственными промежутками. Однако у нас всё равно создается впечатление, будто её разбили. Значит, Эфир воспринимает данный объект как одно целое, несмотря на то, повторю, что верхние фрагменты плиты лежит на значительном расстоянии от её нижней части.

Приведу последний пример раскола плиты на части. По упоминанию в моих КП роликах этот пример, кажется, занимает первое место среди всех расколотых плит.

Перед нами очередная плита, но рядом с ней, чуть ниже, находится камень жёлтого цвета. Вопрос: почему желтый камень не стал частью вышележащий белой плиты. Наверное, Эфир мог бы "выкрасить" рядом лежащий жёлтый камень в белый цвет, придать ему соответствующую конфигурацию, превратив, таким образом, его в часть целой плиты.

Задам тот же вопрос более широко. Как Эфир распознает отдельные куски, разбросанные по заповеднику GHAZAL, различает их между собой. Ведь у людей создается совершенно превратное впечатление — примерно такое. На холме веками стоял каменный утёс. Постепенно или внезапно, в результате, какого-то катаклизма, скала развалилась на части. Осколки рассыпались по долине вниз по западному склону холма, по восточному, более крутому склону — в общем, всё произошло в соответствии с классической механикой Ньютона.

Но это ведь не так. Никакая классическая или не классическая, а, например, статистическая механика здесь не работает.

Пусть какой-нибудь физик проведет эксперимент: взорвет эту скалу и посмотрит, как лягут её осколки по окружающей территории. Уверен, никаким расчётам, даже очень приблизительным, результат его эксперимента не удовлетворят. Можно провести тысячу подобных взрывов идентичных скал — всё равно теория разойдется с результатами эксперимента. Почему? Потому что скала GHAZAL сформировалась в обратном пространстве Эфира.

Если физик попытается рассчитать статистический разброс осколков скалы в прямом пространстве, у него, возможно, что-то и получится. Например, у него — опять-таки, возможно — получится, что один из огромной массы "ржавых" камней улетит далеко в сторону от всей основной груды осколков. И этот получившийся в результате взрыва в прямом пространстве кусок скалы будет нормальным. В частности, у него будут физически оправданными вес и объём. Этот камень уже не имитация; он не является вещественным изделием 3d-принтера.

Слева от россыпи камней, обведенной оранжевым овалом, на нашем фото скалы прекрасно видна россыпь так называемых кусков торта "Наполеон" — так мы называли обломки скалы, высыпанные с противоположной стороны от ржавых камней. Их мы обвели ломаной голубой линией.

Посмотрите на эти куски "торта" вблизи. Многие из них лежат друг на друге — гуртом. В этом нет нарушения принципа расположения кусков в обратном пространстве. Ведь каменная скала и все её элементы образуют один цельный объект, который покоится на поверхности земли. Верно, что чаще попадаются камни, выпавшие на песок, траву, хвою, шишки, ветки и прочие подобные вещи. Но встречается и другие конфигурации. Если камень по времени появился позже, он, конечно, может лечь на другой камень, появившийся по времени раньше. В заповеднике GHAZAL камни появились не одновременно.

Прибыв сейчас, 20 апреля 19 года в заповедник GHAZAL, а именно, в район пня #365 — ведь с него начались все мои открытия — я, затем, прошел к пням 366, 367, 368, ... Перевалил хребет холма и, оказавшись на восточном его склоне, мне бросился в глаза огромная глыба, которую раньше я здесь никогда не видел. Подойти к ней оказалось непросто — мешал густой колючий кустарник. Наконец, подойдя к нему совсем близко, я обнаружил, что он упал и скатился сюда откуда-то сверху, с вершины скала. Мне очень хотелось рассмотреть то ржавое место, откуда он выпал, но, увы, у меня ничего не получилось. Стоя далеко внизу, на склоне холмы, невозможно было что-либо рассмотреть на вершине сколы.

Тем не менее, я решил прокрутить вам свой ролик — правда, очень плохого качества (уж извините меня неумеху: часть объектива своей камеры, я заслонил рукой). Однако кадры эти для меня очень важны. Поясню почему

Я многократно говорил, что теория эфира зиждется на понятиях прямого и обратного пространства. Заповедник GHAZAL нам демонстрирует результат работы 3d-принтера, т.е. все камни находятся в обратном пространстве.

Алексей снял обвал части скалы и выше я продемонстрировал вам кадры снятые именно им. Кадров снятых мной вы пока ещё не видели. А это ведь громадное упущение.

Считаю, что вы должны обязательно увидеть место, откуда выпали те самые камни из прямого пространства, которые я, затем, сфотографировал своим телефоном.

"Ржавое" место скалы в моем ролике только промелькнуло. После я сделал его снимок, так что кое-что рассмотреть можно. А вот ньютоновские камни — я так называю тела, подчиняющиеся механике Ньютона, — вовсе не являются ржавыми.

Главное для нас не их цвет, а то что камни оставили глубокие следы на холме GHAZALа. Они врезались в грунт, смяли кусты. Естественно, что падение таких булыжников с высоты многоэтажного дома не могло произойти бесследно.

Помните наше удивление разбросу камней в районе 365-го пня. Почему-то они нисколько не потревожили грунт, шишки, траву, сожженную космическими струями, обгоревшие возле пня ветки. Теперь, наконец, на GHAZAL посыпались не эфемерные, а реальные камни, заработала нормальная эрозия. Я считаю это положительным фактором.

Посмотрите сюда: видите крохотные чёрные точки? Это муравьи. Они поселились в этом пне и не только. Практически, все пни, которые повстречались мне в заповедники GHAZAL, теперь имели характерную жёлтую труху, которую вы здесь видите. Это не опилки, которые оставляли работники GHAZAL для определения, как я думаю, возраста древесины. Это следы жизнедеятельности живой природы.

Здесь, рядом с муравьями, мы видим, кажется, какой-то грибок — тоже ведь вполне нормальная форма жизни, какая существует у нас в любом нормальном лесу, добавим, в прямом пространстве. А ведь это всё мы наблюдаем сейчас в заповеднике GHAZAL, находящемся, как мы знаем, в обратном пространстве.

А у этого пня, с его боковой стороны выросли лепестки-этажерки совершенно другой форма гриба.

Значит, в этом пне биологическая эрозия протекает в совершенно иной форме. Пень начал гнить. Какие бактерии или микроорганизмы ответственны за это разрушение древесины — я не знаю. Знаю одно: я не припомню ни одного пронумерованного работниками GHAZAL гнилого пня.

Самым удивительным местом заповедника, конечно, стала пасека. Помните, я говорил о создании работниками GHAZAL что-то наподобие открытой на свежем воздухе лаборатории. С большим трудом, я думаю, они выкорчевали огромный пень на втором участке нижней дороги, где установили 21 улей. Возможно, они, как и я, надеялись, что на месте выкорчеванного пня при помощи 3d-принтера сформируется белый камень. Я даже, кажется, разглядел на одной из фотографий такой камень. Но посмотрите, что произошло, спустя каких-то три месяца.

Напомню, осенью 18 года мы с Леной посетили GHAZAL в последнюю неделю октября. Алексей посетил заповедник 8 января 19 года. Он рассказал, что через пасеку невозможно было пройти. Она вся утонула в болоте. Посетив её 20 апреля 19 года, я увидел, что пасека находится в столь же плачевном состоянии, какое застал её Алексей.

Не исключено, что через год или чуть больше, в этом месте размножатся лягушки и рыбы. Ведь муравьи и грибы откуда-то взялись, где, казалось бы, не существовало абсолютно никаких предпосылок для возникновения развитых биологических видов. Оттуда же, откуда взялись эти формы жизни, появятся более сложные организмы.

Так что, казалось бы, мёртвые ньютоновские камни пришли в GHAZAL не одни. С ними в заповедник пришла живая природа во всём своём многообразии.