Часть 61

УСТРОЙСТВО СОЛНЕЧНОЙ СИСТЕМЫ

Олег Акимов



https://youtu.be/2qqRdypdARw

В этом разделе КП 185 или УСС 61 нас заинтересовало течением реки Руднёвка. Сначала, как только пришёл на речку, увидел, что вода в реке неподвижно стояла. Когда же я подошел к первому мостику, то увидели что вода уже не стоит на месте, а очень даже быстро течет в обычном для себя направлении.


*
*   *

Вчера было 28 мая 2019 года. Сейчас, на следующий день, т.е. 29 мая, я снова пришёл сюда, на затор, где стояла вода. Хочу выяснить, в чём дело, что произошло, почему стоит вода?

Там, ниже, на первом мостике, она бежит быстро, а здесь, почему-то стоит. Решил подняться вверх по реке, чтобы увидеть есть ли этот застой вверху. Да, вода стоит на всем протяжении моего похода вдоль берега.

Это что за труба?..
Не понимаю...
Обхожу её...
Смотрю...
Газ!..
Ясно...
Надпись мне понятна...
Куда она уходит?..

Далее, пошёл к каменному мосту и стал снимать там...
Это заброшенное строение...
Идём дальше...
Это остановка перед мостом...
Вот мост...
Плакат "Водо-охранная зона" ...
Вода стоит до моста...
Хотя минуточку...
Здесь она течет...
Течет в правильном направлении — справа налево...
Здесь здание. Это, видимо, гидротехнические сооружения...

Это гидротехнический узел, вентили ...
Сейчас идем на переход на противоположную сторону моста...
Я на другой стороне моста...
Река течет хорошо...
Тут понятно: есть регулятор стока воды. После этого технического сооружения никакой стоячей воды нет...
Река идёт очень быстро...

Трубы? Что это, газ что ли?
Не знаю, что это за трубы...


*
*   *

Это означает, что между местом первых съемок данного кино, и местом, где находится первый мостик, находится сток, т.е. имеется огромная дыра в земле, куда уходит огромный объем речной воды.

Нечто подобное я видео в районе Анатолийского побережья. Только это была не вода, а сами стоки, т.е. дыры в земле, куда уходила вода. Рядом я также заметил много любопытных объектов. Но об этом мы поговорим как-нибудь в другой раз, а сегодняшнее видео хочу посвятить песку.

(Фрагменты фильмов КП 177 и КП 178)

Теперь, давайте, перенесемся в заповедник GHAZAL, где мы видели много чистого песка в районе пасеки. Откуда он там взялся? У меня, практически, нет сомнений, что песок является овеществленной формой эфира. Он появился в районе пасеки вместе с водой, которая просочилась на поверхность, образовав систему истоков и стоков.

На демонстрированных здесь кадрах мы видим какое-то количество больших и совсем маленьких белых камней. Это значит, что на территории, где стоят ульи, песок образовывался вместе с брекчиями, как это было на территории заповедника Руднёвка в районе школы.

Данный район заповедника GHAZAL сильно заболочен. Вода стоит неподвижно, никуда не течет. Сейчас мы видим довольно большие массы песка.

Начиная примерно с этого места, я покинул зону пасеки, перелез через колючий кустарник и решил перейти с уровня, где проходилась 2-я бульдозерная дорога вместе с пасекой, на 1-й нижний уровень, где проходит длинная окружная дорога заповедника GHAZAL. Здесь сразу началось нагромождение огромных брекчий, которые окружают систему стоков и истоков. Воды при переходе со второго уровня на первый, довольно много, зато песка нет ни грамма.

Вот первые брекчии из этой системы нагромождения камней образовавшихся в обратном пространстве.

В этой груде камней нет ни единого сформировавшегося в прямом пространстве. Причем, все они вполне "новенькие", производства, так сказать, 2019 года.

Эти брекчии прижаты к земле, лежат не земле, точнее, на склоне холма, как и все прочие камни в долине заповедника GHAZAL.

Обведенные здесь в красный овал камни возникли прямо на этом месте. Они не скатились сверху, хотя бы потому, что не имеют округлой формы. Оказавшиеся на этом месте туристы думают иначе. Взять, например, мою жену, она уверена на сто процентов, что эти камни, каким-то образом свалились сверху. Она говорит: "Я не знаю, как именно это произошло, но я ни за что не поверю, что такие огромные каменные глыбы могли материализоваться из какой-то эфемерной субстанции".

Посмотрите внимательно на эти камни. Все они сформировались в обратном пространстве. На их поверхности имеются какие-то серые пятна. Самый большой из них, который находится на переднем плане фотографии, оброс мхом. (Мох я обвел зелёным овалом). Пятна серого цвета, очевидно, являются следами эрозии. Они возникли на поверхности камней по причине нахождения их во влажной атмосфере воздуха.

Однако два небольших камня (они обведены красным овалом) не имеют серых пятен. Похоже, они недолго находятся на воздухе и не успели сколько-нибудь эродировать (окислиться).

Присмотритесь получше, из-под большого камня течет вода. Её плохо видно, поскольку поверхность воды не отражает голубого неба — неудачный угол падения света. Тем не менее, вода там есть: некоторые камни видны сквозь воду (они обведены голубым овалом).

Сухие ветки обведены оранжевыми линиями. Это — мёртвая растительность. И хотя на них не развились грибки, гниль, не поселились какие-либо микроорганизмы, паразиты, жучки или муравьи, однако они являются надежным признаком растительной эрозии. Следовательно, вблизи сухостоя ожидайте возникновение эрозии уже каменной. Рядом могут появиться ньютоновские тела, имеющие реальный вес и объём, которые существуют в прямом пространстве.

Камни, некогда имевшие эфирное происхождение, покрываются мхом. Так возникает противоречивая картина. С одной стороны возникают огромные глыбы, существующие в обратном пространстве. Они образуют замкнутую ёмкость в виде колодца. В колодцах появляется вода. Вода просачивается сквозь щели. Камни обрастают мхом. Таким образом, начинается процесс эрозия. Так обратное пространство превращается в прямое. Вместе с ним возникает мох и сухие ветки. Одно от другого отделить невозможно. Всю эродированную область вместе с камнями растительным и животным миром приходится обводить рыжими (ржавыми, коричневыми) линиями.

Взгляните на эту картинку. Мы видим рядом с эродированным пнём (на нем видны грибки), обнаруживается ньютоновское тело. Часть большого камня отвалилась и упала вниз. На следующий фотографии мы видим отвалившийся кусок. Вот кадр целиком.

Если ваш телефон зафиксировал вот такой кадр — будьте, уверены, вы находитесь в сильно эродированной зоне, где куча уже развалившихся камней или вот-вот готовых развалиться.

Напомним гугл-карту заповедника GHAZAL. Сейчас нас интересует верхняя часть карты, а именно, подъём на сопку с северной стороны, где находится "грязь" — надпись такая. Действительно, с этой стороны холма почва очень влажная — местами стоят небольшие лужи. Подниматься на гору не удобно, не только из-за грязи, но также по причине колючих кустов и острых камней, образующих застывшую лаву из брекчий.


*
*   *

Восхождение началось с преодоления груды сухих веток...
Грязь началась не с самого начала восхождения...
С этой высоты уже виден наш отель GHAZAL.
Это — поток лавы из нагромождения брекчий...
Сверху лава проросла кустиками розового цвета...
Значит, в куче брекчий началась эрозия. Лава разрушается...
На это указывают и сухие ветки, и белые цветы...

В итоге, некогда крепчайшие куски брекчий при небольшом давлении на них вываливаются из своих мест и падают вниз. Они превращаются в комки Ньютона — даже не камни, а во что-то совершенно недостойное называть скальной твердью, становятся жалким мусором.

Взгляните на это безобразие. Эти комки песка и глины не хочется называть ньютоновскими камнями.

В конце концов, мне надоело. Я прекратил восхождение по гребню потока лавы. Вернулся назад, попутно, выворачивая комки брекчий из потока лавы — вернее, из того, что раньше называлось потоком лавы — и начал сбрасывать их вниз, на дорогу первого уровня, чтобы посмотреть, как они разбиваются вдребезги, точнее, рассыпаются на более мелкие кусочки. В некоторых ямках из-под вывороченных брекчий жили муравьи — большие рыжие. В других местах они мне не попадались.


*
*   *

Теперь взгляните на два известных нам пня — 366 и 367, которые стоят возле пня 365-го. Последнего пня (365) не видно на фотографии — видны только белые камни, лежащие возле него. Два первых пня (366 и 367) сняты сверху, так что отлично видны срезы пней. И что же мы там обнаруживаем?

Оказывается, срезы этих пней подверглись эрозии. Тёмные и светлые пятна указывают, что в древесине находятся какие-то микроорганизмы. Поэтому я обвел оба пня в оранжевые прямоугольники. А ведь эта фотография сделана осенью 18-го года, точнее, 20 октября в 11 часов 15 минут дня.

Присмотритесь к ярко зеленой траве: корни двух кустов зелёной травы зачахли, пожелтели. Эти корни обведены в оранжевые квадраты. Первые признаки начала эрозии.

Полюбуйтесь, на мои промахи. Эрозия растительной природы началась ещё осенью. Местами трава сильно пожелтела, кое-где она почернела и высохла. Я не заметил гниение сердцевины большого пня, стоящего на обочине верхней дороги, которые тщательно изучали ребята из команды заповедника GHAZAL (они остались следы пропила древесины).

Мои ошибки выглядят намного позорнее, чем я думал вначале. Мною была пропущена снимки камней, высыпавшая из середины скалистого утёса. Эти изображения ньютоновских камней, которые я заметил только на фотографии Алексея, сделанной в начале января 19-года, при внимательном рассмотрении снимков октября 18-го уже существовали. Итак, повторю, ровно эти же изображения камней, которые прекрасно видны на снимках, сделанных мною осенью прошлого года — если быть предельно точными: на фотографиях, снятых днём 20 октября 2018 года — уже существовали.

Вот пень, в котором кто-то поселился явно. Сверху на срезе пня видны желтоватые следы микроорганизмов. А рядом на земле сверкает своей "сметанной" белизной осколок камня. Он материализовался поверх коричневых брекчий и кусков древесной коры.

Вот та же самая картинка снята сверху с большего расстояния до указанных объектов. А это тот же самый пень, снятый с ещё большей высоты.

Это — другой эродированный пень, который помимо поражения микроорганизмами дополнительно просверлен древесными жуками-паразитами. Рядом с ним лежит осколок грязно-зелёной брекчии, которая, как и ярко белая, "сметанная" брекчия, возникла в обратном пространстве.

Этот пень тоже просверлили древесные жуки-паразиты.

В этом спаренном пне процесс эрозии, кажется, только начинается, во всяком случае, микроорганизмов и прочих живых организмов здесь пока не видно.

Этот пень уже заражён какими-то бактериями. Главное, что возле него умерли кустики, превратившись в чёрные, будто обоженные ветки.

Похоже, возле этого пня проступил песок с мелкими брекчиями.

Осенью прошлого года я принял древесную труху (или муку), произведенную биологическими организмами за механические опилки, которые произвели люди, т.е. рабочие заповедника GHAZAL. Механические опилки тоже были, но осенью 18-года я еще не умел отличать их биологической муки. Отсюда возникла целая линейка фотографий, ложно мною истолкованной.

На этом участке остались следы предыдущей горячей фаза, открытого пожара.

Камни: этот возник раньше, этот возник позже... Те, что наверху.

Таким образом, на осенних фотографиях, снятых 20 октября 18-гогода, имеем следы эрозии растительной и тут же присутствуют камни, лежащие в обратном пространстве.

Следы горячей фазы ещё не исчезли, обуглившиеся ветки, шишки, прочий мусор валяются по всей территории холма, а холодная, так сказать, зимняя фаза уже вовсю началась. Причём не только с биологической стороны (см. жёлтую траву, сухие кустики и, конечно же, поврежденные паразитами пней), но также — что для меня особенно обидно — в октябре 18-го года уже началась эрозия скалы. Ньютоновские камни выпали не только из центральной части утеса, но и с его северног бока.

Эти камни уже вполне ньютоновские. Они свалились под тяжестью собственного веса.

Почему я не распознал важнейшую особенность этих камней?

— Да очень просто. Осенью 18 года я просто ещё не выработал такого понятия, как "ньютоновские камни". Мне стала понятно их природа только после внимательного изучения фотографий, сделанных Алексеям 8 января 19-го года.

Примерно в это же самое время я догадался о роли биологических факторов в деле эрозии камней. Оказывается, всё работает в комплексе.

А вот осенью 19-го года я уже знал о своих упущениях и начал лихорадочно искать их — как на пнях, так и на камнях скалы.

Обрушение боковой стенки скалы прекрасно видно на снимках, сделанных с соседней сопки. Или со стороны дороги, идущей по заповеднику, но уже много ниже скалы и слегка наискосок, если смотреть с восточной стороны, откуда отлично видна боковая сторона скалы.


*
*   *

Этот фрагмент процитирован из фильма КП 180. Следующий фрагмент взят из более раннего фильма — КП 179-го. В нём проведена чёткая грань между прямым и обратным пространством.


*
*   *

Но сейчас пришло понимания того, что нет никакой чёткой грани между двумя, казалось бы, принципиально различными пространствами. Это прекрасно видно по камням, которые мы зафиксировали, когда шли по бульдозерной дороге, проложенной ниже скалы.

Посмотрите, на груду камней, спадающую с обрыва, образованного на кромке бульдозерной дороги, отмеченную выше двумя голубыми прямоугольниками. Это ведь куски торта Наполеон, образованного в обратном пространстве. Значит, вся эта махина съехала сверху. Камни перестали находиться в обратном пространстве. Они явно переместились и, таким образом, оказались уже в прямом пространстве.

Неважно, что они имеют белый цвет, а не рыжий или какой-нибудь другой. Важно, что она сползли по склону холма, похоже, по зыбкому песку, причем на значительное расстояние.

Давайте, внимательно изучим вот эту фотографию с белым камнем. Он как возник — в прямом или обратном пространстве?

Крохотный кусочек белого камня оказался на вершине пня. Пара белых камней валяется на траве возле пня и еще несколько кусочков побольше лежат на траве с правой стороны съезжающего вниз белого гиганта. Мой вердикт: белая глыба находится в обратном пространстве.

Смотрите, внизу, сбоку, на крутой обочине дороги лежит хорошо узнаваемый камень. Он съехал явно откуда-то сверху, поскольку этот белый камень с номером 110 лежал где-то наверху возле пня. Номер, конечно, поставил какой-то работник заповедника GHAZAL. Его перемещение, возможно, обеспечил зыбкий песок (зыбучий песок), который вероятно генерировался эфиром. Как бы там ни было, данный меченый камень двигался в прямом пространстве. Сейчас он имеет свой собственный вес и объем, хотя изначально сформировался в обратном пространстве.

Моё время вышло. Пора закругляться. В заключение этого видео-файла приведу несколько фотографий, снятых на этой бульдозерной дороге, которая, как мне кажется, во многом спровоцировала или усилила процессы, которые относятся к прямому пространству. Предполагаю, что перемещение камней — пускай первоначально возникших в обратном пространстве — в конце концов, заканчивается падением их с песочного обрыва, образованного крутой боковой стенкой дороги.

Вопрос: как камни, возникшие где-то на вершине сопки, переместились вниз, на край дороги? Создается впечатление, что их перемещение на довольно значительное расстояние обеспечивается зыбучим песком, т.е. песком, который придает огромным массам камней, лежащим на поверхности холма определенную динамику.